Тот, кто носит, или когда-либо носил голубые погоны с десантными эмблемами, всю жизнь будет с гордостью произносить слова: Я - ДЕСАНТНИК!""Десантник - это концентрированная воля, сильный характер и умение идти на риск.""ВДВ - это мужество высшего класса, храбрость первой категории, боевая готовность номер один". "Тот, кто ни разу не покидал самолет, откуда города и села кажутся игрушечными, кто ни разу не испытывал радости и страха свободного падения, свист в ушах, струю ветра, бьющего в грудь, тот никогда не поймет чести и гордости десантника". "Истинную цену жизни знает только десантник. Ибо он чаще других смотрит смерти в глаза". "Десантники - это люди, которые могут стать седыми или остаться вечно молодыми в памяти людей". "ВДВ - это мужество, стойкость, успех, натиск, престиж". "Прыжок не самоцель, а средство вступления в бой". "С любых высот - в любое пекло!" Кто обидит Россию, будет иметь дело с ВДВ. Победа не за тем у кого сила, а за тем у кого правда.

ВОЗДУШНО-ДЕСАНТНЫЕ ВОЙСКА В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ

Советские парашютисты в бою

Начало 30-х годов текущего столетия отмечено в истории нашего Отечества индустриализацией народного хозяйства. И несмотря на то, что на уровень жизни большинства населения этот процесс особого влияния не оказал, государственные институты и прежде всего армия очень скоро почувствовали на себе изменение приоритетов внутренней политики. В РККА потоком хлынула новая техника, для применения которой нужны были свежие идеи. И эти идеи появились: в середине тридцатых годов военная мысль в СССР выработала новую стратегию, базирующуюся на понятии «глубокой наступательной операции», которая предусматривала широкомасштабную выброску воздушных десантов в тылу противника как составной части общего комплексного наступления. И если до учений Киевского и Белорусского округов авиадесантные части РККА были представлены БОНами (Батальон особого назначения в составе ВВС) и ОСНАЗами (внештатный отдельный батальон особого назначения при стрелковой дивизии в составе Сухопутных войск), то в 1936 году было принято решение сформировать на базе многочисленных отдельных батальонов авиационные бригады особого назначения (АБОН). По одной бригаде создавалось в Белорусском и Киевском округах, а в составе Отдельной Краснознаменной Дальневосточной армии — три отдельных авиационных полка особого назначения (АПОН). В 1938 году эти соединения и части были преобразованы в воздушно-десантные.

Согласно уставам 1936 и позже 1940 годов, а также ряда других нормативных документов, основной тактической единицей ВДВ являлась воздушно-десантная бригада. Численность ВДБр равнялась 4000 человек, она состояла из четырех воздушно-десантных батальонов (700 человек) и подразделений поддержки и обеспечения. В 1938 году отдельные полки были влиты в состав бригад, а число самих бригад достигло 6. До апреля 1942 года воздушно-десантные войска имели 6 бригад — три базировалось в Европейской части Советского Союза и три — на Дальнем Востоке. В 1940 году 211-я и 212-я воздушно-десантная бригады были переброшены на Украину. До марта 1944 года в Хабаровске оставалась только одна 202-я воздушно-десантная бригада, затем и она была передислоцирована в Московскую область.

Парашютисты перед атакой. Лето, 1942 г.

С апреля 1941 года в СССР началось формирование воздушно-десантных корпусов со следующей структурой: штаб, три воздушно-десантные бригады, артиллерийский дивизион, танковый батальон (48 танков) и подразделения обеспечения. На вооружении бригад и корпусов состояло стрелковое вооружение РККА «общепехотных» образцов (однако насыщенность автоматическим оружием с начала войны в частях ВДВ значительно превышало пехотную), 50- и 82-мм минометы, 45-мм противотанковые и 76-мм горные пушки, ранцевые огнеметы и плавающие танки Т-38, Т-40. Ни танки, ни артиллерийские орудия в десантных операциях советских ВДВ не применялись, а в 1942 были и вовсе сняты с вооружения корпусов, в которых осталось только три минометных дивизиона. Особое снаряжение десантника заключалось прежде всего в наличии парашюта и «финского» ножа, который носили все военнослужащие ВДВ. В случае необходимости ножи применялись для обрезки парашютных строп, хотя они не имели ни изгиба, ни зазубрин на лезвии. Основным десантным парашютом в начале войны был ПД-6 (лицензионный вариант американского парашюта «Irvin» для экипажей самолетов), который в конце 1941 года стали заменять на упрощенную модель ПД-41-1. Новый парашют не обеспечивал возможности сложного маневрирования в воздухе, но была значительно упрощена его укладка, а отсутствие на куполе центрального отверстия обеспечивало разворот парашютиста по ветру без его вмешательства. ПД-41-1 раскрывался только принудительно, так как вытяжное кольцо имелось только на запасном ПЗ. Малоразмерные грузы сбрасывались в ПДММ — парашютно-десантных мягких мешках. Жесткие десантные контейнеры в ВДВ РККА не применялись.

К 22 июня 1941 года советские войска располагали пятью сформированными воздушно-десантными корпусами, входившими в состав соединений окружного подчинения пяти военных округов на территории европейской части СССР:

- в Прибалтийском особом военном округе (с 22 июня 1941 г. — Северо-Западный фронт) числился 5-й ВДК (9, 10, 201-я ВДБр);

- в Белорусском особом военном округе (с 22 июня 1941 г. — Западный фронт) находился 4-й ВДК (7, 8, 214-я ВДБр);

- в Киевском особом военном округе (с 22 июня 1941 г. — Юго-Западный фронт) располагался 1-й ВДК (1, 204, 211-я ВДБр);

- в Одесском и Харьковском военных округах находились соответственно 3-й (5, 6, 212-я ВДБр) и 2-й (2, 3, 4-я ВДБр) ВДК.

Созданное в июне 1941 года Управление воздушно-десантных войск Наркомата обороны должно было скомплектовать еще 5 корпусов (с 6-го по 10-й).

Командир взвода подрывников-разведчиков Н.Н. Сулимов на выполнении боевого задания.

Западный фронт, октябрь 1941 г.

Такое количество десантников было необходимо для высадки в глубине территории Румынии, куда должен был быть направлен (в соответствии с советскими планами) удар основных сил Юго-Западного фронта. Но так как советская армия все время отступала, элитные десантные формирования находились в тылу и только через несколько месяцев, в связи с нехваткой резервов, первые парашютные части были отправлены на передовую в качестве отборной пехоты.

К концу июня 1941 года, с приближением противника к Киеву, резервы Юго-Западного фронта были размещены на ближних подступах к столице Украины. В их число вошли части 1-го и 2-го ВДК. 1-я ВДБр заняла позиции в Остропольском укрепрайоне (потом 37-я армия), прикрывая фланг 24-го мехкорпуса, 204-я совместно с частью 206-й и 147-й стрелковых дивизий направлена на усиление центрального Киевского укрепрайона, а 211-я оставлена в районе Канева для обороны ж/д переправы через Днепр. 3-я ВДБр из состава 2-го ВДК расположилась на северном участке Киевских оборонительных укреплений (Борки — Белгородки) наряду с полком НКВД, гаубичным полком и подразделениями военных училищ под командованием комбрига Оверина, а 2-я ВДБр была оставлена в резерве Киевского УР. В начале августа с юга Украины ж/д транспортом прибыл 3-й ВДК генерал-майора В.А.Глазунова. Ему была поставлена задача остановить, а затем вместе с войсками Киевского УР контрударом уничтожить вражескую ударную группировку.

В ходе неоднократных августовских контратак 3-я, 6-я, 2-я ВДБр вместе с 206-й, 147-й и 175-й стрелковыми дивизиями пытались потеснить противника. Но командование группы армий «Юг» ввело в сражение полнокровную дивизию пехоты, прибытие которой позволило немцам прорвать оборону Юго-Западного фронта.

8 августа 1941 года в бой на участке, которые прикрывали остатки 147-й СД, была введена в бой 212-я ВДБр полковника И.И.Затевахина. В момент прибытия передового батальона на позиции 147-й дивизии, пехота уже откатилась за огневые позиции артиллерии, которая вела по наступающим немцам огонь прямой наводкой. Офицер оперативного отдела штаба фронта, вернувшийся из войск, рассказал, что «… в самый критический момент боя артиллеристы с удивлением увидели бодро шагавшего по их позициям полковника с авиационными петлицами. Это и был Затевахин». Развернув под прикрытием артогня батальоны бригады, он, вооружившись автоматом, лично повел парашютистов в штыковую атаку. Противника удалось выбить из двух линий траншей и временно восстановить положение.

Подготовка к высадке в тыл противника. Северный Кавказ, 1942 г.

9 августа 1941 года в бой вступила 5-я воздушно-десантная бригада полковника Героя Советского Союза А.И.Родимцева. Во взаимодействии с частями стрелковых дивизий десантники стремительным ударом выбили немецкие части из важных, в тактическом отношении, Голосеевского леса и пригородного комплекса сельхозинститута. Но уже 10 августа немецкие войска силой до 5 дивизий нанесли удар вдоль шоссе Васильков-Киев именно по позициям бригады Родимцева. В течение следующих суток бои приняли исключительно ожесточенный характер. Из-за прорыва к штабу бригады все командование вступило в бой. Но атаки были отбиты с большими потерями. Положение спас командир 2-го воздушно-десантного батальона капитан С.И.Галанов, ударивший в тыл немцам. В этом бою погиб и сам Галанов, а командование принял начальник штаба капитан Смолин. К вечеру в бригаде осталось не более 300 человек, но она не оставила позиций. В последующие дни напряжение не снизилось, а 16 августа противник начал отход на исходные рубежи.

Когда через неделю начался плановый отход советских войск за Днепр, по недосмотру одного из командиров, немцам удалось захватить мост у Окунинова и создать плацдарм на левом берегу реки. Штаб фронта потребовал ликвидировать прорыв и уничтожить мост. В атаку были брошены 212-я ВДБр, а затем и другие части 2-го и 3-го ВДК и 41-й стрелковой дивизии, но противника отбросить не удалось. Мост вскоре был уничтожен авиационным налетом, однако общая обстановка стала неуклонно ухудшаться.

С конца августа остатки 2-го ВДК вошли в состав Юго-Западного фронта в 40-ю армию, в которой наряду со 135-й, 293-й стрелковыми и 10-й танковой дивизиями вели оборонительные изнуряющие бои.

Когда 30 августа соседняя 21-я армия Брянского фронта неожиданно отошла со своих позиций, части вермахта немедленно устремились в прорыв на подступах к Чернигову. Это направление прикрывали дивизии 15-го стрелкового корпуса полковника М.И.Бланка. Для ликвидации прорыва туда была переброшена 204-я ВДБр 1-го ВДК и два полка 45-й стрелковой дивизии. Наши части безуспешно контратаковали немцев. Одну из атак возглавил лично комкор Бланк, но несмотря на его гибель, плацдарм так и не был очищен.

10 сентября германским войскам удалось прорвать позиции 40-й армии. Ее правофланговый 2-й ВДК отошел в полосу действий Брянского фронта в состав 21-й армии. Последующие события повлекли за собой сдачу Киева и поражение войск Юго-Западного фронта.

В Белоруссии с немецкой армией сражался 4-й ВДК в составе 214, 7, 8 ВДБр, а также 462-го артиллерийского полка. Особенно прославилась 214-я ВДБр полковника А.Ф.Левашева, оставленная для действий в тылу гитлеровских захватчиков, после того, как корпус 22 июня 1941 года был поднят по тревоге. Вот некоторые эпизоды боевой деятельности десантников, описанные корреспондентом «Красной Звезды» старшим политруком А.Ф.Поляковым (попал в отряд десантников вместе с группой окруженцев) в его дневнике за июль 1941 г.

«Капитану Андрющенкову было приказано уничтожить немецкий артсклад и базу ГСМ. Действовали группой из 50 человек. Восемь немецких часовых были одновременно накрыты плащ-палатками и уничтожены. Затем был вырезан и весь остальной караул из 20 человек. Снаряды оказались и в погребах, и в ящиках, и на земле, и в автомашинах.

Посмотрев на грузовики, Андрющенков пробурчал: «Так мы и знали, что обратно пешком не пойдем!». Бойцы, заложив взрывчатку, расселись по трем грузовикам и поехали к базе ГСМ. Не успели они отъехать и двух километров, как артсклад взорвался. Над головой с воем и визгом пролетали снаряды и бомбы. После такого фейерверка охрана базы ГСМ просто разбежалась. Заправив автомобили и подорвав цистерны с горючим, бойцы вернулись в расположение своего подразделения».

Вообще десантники не мудрствовали лукаво, если не хватало продуктов — нападали прямо на немецкий карательный отряд. Так рота старшего лейтенанта Г.С.Яковлева с двумя 45-мм орудиями ночью атаковала четыре большие трехэтажные казармы, набитые немецкими солдатами. Уничтожив до сотни гитлеровцев, запасшись продуктами и боеприпасами, рота ушла в лес. Потери самой роты: 5 человек убиты, трое ранены.

Орденоносцы-десантники лейтенант Е.М. Зелин и старшина А.А. Гришин в тылу врага.

Западный фронт, район Вязьмы, 4-й ВДК, февраль-март 1942 г.

Лейтенант Калачев, командир разведчиков, 18 июля прислал следующее донесение: «Станция Марьина Горка. Ночью сюда прибудет воинский эшелон для разгрузки. О Галицком, Левашеве и о нас все знают. Готовы помочь, только скрытно. Здесь комендант — зверь. Жду приказания. Если не будем заниматься эшелоном, прикончу хоть коменданта. Калачев». Через несколько часов был пущен под откос немецкий эшелон, а затем «исчез» и комендант. Остальные части 4-го ВДК с 29 июня 1941 года вели совместные с 20 мехкорпусом сдерживающие бои восточнее Минска.

Части корпуса неоднократно оказывались в окружениях, но в большинстве случаев выходили к своим. Уже в сентябре остатки 4-го ВДК стали сосредоточивать под Энгельсом на переформирование. Командиром корпуса стал полковник Левашов.

В сентябре-августе 1941 года практически все воздушно-десантные корпуса и части были выведены в резерв Ставки ВГК. Новая концепция применения ВДВ предусматривала их использование в боевых действиях на важнейших направлениях в составе отборной пехоты при сохранении возможности задействования в десантных операциях. Но эти планы осуществились лишь частично.

Уже в начале октября 1941 года по решению Ставки Воздушно-десантный корпус был переброшен в г. Орел. Задачей 201-й им. С.М.Кирова и 10-й воздушно-десантных бригад было во что бы то ни стало задержать немецкие части 24-го танкового корпуса, стремительно наступавшего вдоль шоссе Орел-Тула. В течение 3-4 октября посадочным способом с помощью 80 самолетов ПС-84 и ТБ-3 на аэродромы г. Орла было переброшено 6000 десантников.

Один из батальонов 201-й воздушно-десантной бригады высаживался в Орле на аэродром в тот момент, когда он находился в зоне артиллерийского огня, от которого горели постройки, ангары, бензосклады, по всему полю аэродрома рвались снаряды, а в воздухе стояли облака сплошного дыма. Однако над аэродромом появлялись все новые и новые тяжелые воздушные корабли, смело шедшие на посадку. Десантники первого эшелона, ведя бой с подошедшими передовыми частями противника, с тревогой следили за тем, как приземляются самолеты.

Не легче была обстановка и на земле. 201-я и 10-я воздушно-десантные бригады (5-й ВДК) совместно с 6-й гвардейской стрелковой дивизией и 132-м пограничным полком войск НКВД хотя бы на несколько дней должны были задержать наступление 24-го моторизованного корпуса 2-й немецкой танковой армии. Для поддержки советских частей на правом, наиболее опасном крыле стояла в засаде 4-я танковая бригада.

7 октября 1941 г. разгорелись наиболее интенсивные бои. Общими усилиями десантников, пограничников и танкистов было подбито 39 немецких танков. Одна из стрелково-парашютных рот двумя поддерживающими ее 45-мм орудиями, связками ручных гранат и бутылками КС уничтожила 15 танков противника. 10 октября немцы захватили единственную переправу через реку Зуша, и наши части оказались в окружении. В ночь на 11 октября с большими трудностями под непрерывным огнем противника по разрушенному железнодорожному мосту удалось переправить через реку все наши части. Позднее командир 1-го гвардейского стрелкового корпуса Д.Д. Лелюшенко так вспоминал об этом переходе: «… Вслед за 132-м пограничным полком, сохраняя спокойствие и порядок как на тактическом учении, прошли десантники Ковалева…». Окруженцам удалось благополучно соединиться с силами 1-го Гв. стрелкового корпуса на восточном берегу реки, ничего не оставив врагу.

В дальнейшем 5-й ВДК участвовал в контрнаступлении под Москвой, но уже в январе 1942 года был выведен в тыл на переформирование.

Кроме небольших по численности подразделений (отряды капитанов Старчака И.Г. и Суржика И.А., майора Солдатова Н.Л. и других) в период «Московской битвы» в тыл врага был высажен 4-й ВДК в составе 8, 9, 214-й бригад, насчитывавших в своих рядах 10000 парашютистов.

Выброска проводилась поэтапно — в течение длительного периода (с 27.01.42 г.) так как задачи воздушному десанту во время проведения операции неоднократно менялись.

Для выброски была подготовлена авиационно-транспортная группа в составе 40 самолетов ПС-84 из состава Гражданского воздушного Флота и 25 самолетов ТБ-3 Военно-воздушных сил. Десантирование и боевые действия воздушного десанта должна была обеспечивать истребительная и штурмовая авиация.

24 января 1942 года командир 4-го ВДК получил приказ командующего войсками Западного фронта генерала армии Г.К.Жукова:

«Тов. Левашеву. Задача: 26-27 января высадить корпус и занять рубежи согласно карте. Цель — отрезать отход противника на запад. Жуков. 24.1.42 г. 13 часов».

В этот же период войны под Одессой (август 1941 г.), в Крыму (декабрь 1941 г.) и на Северном Кавказе (октябрь 1942 г.) для выполнения отдельных тактических задач производилось десантирование небольших групп парашютистов.

Недостаток в стрелковых частях и осложнившаяся военно-стратегическая обстановка стали причинами переформирования большинства ВДК в стрелковые дивизии. Уже в октябре 1941 года 3-й Воздушно-десантный корпус был переформирован в 87-ю стрелковую дивизию (впоследствии — 13-я гвардейская).

Летом 1942 года начался процесс расформирования всех ВДК. 8-й корпус был преобразован в 35-ю Гвардейскую стрелковую дивизию, 9-й — в 36-ю Гвардейскую, 1-й — в 37-ю Гвардейскую, 4-й — в 38-ю Гвардейскую, 5-й — в 39-ю Гвардейскую, 6-й — в 40-ю Гвардейскую дивизию. Данные части были направлены на Северо-Кавказский и Сталинградский фронты и прошли всю войну в качестве пехотных соединений.

После награждения. Группа десантников 4-го ВДК награждена за бои в тылу противника под Вязьмой. Июль, 1942 г.

Другим направлениям развития Воздушно-десантных войск стало создание гвардейских дивизий ВДВ резерва Ставки ВГК. Из 8-ми вновь сформированных осенью 1942 года десантных корпусов и 3-х маневренных бригад было создано 10 воздушно-десантных дивизий, основной задачей которых стало ведение боевых действий на сухопутном фронте. 9 из них просуществовали до окончания войны. Кроме дивизий, в составе ВДВ оставались маневренные бригады (1, 3, 5-я ВДБр) и отдельные полки, предназначавшиеся в первую очередь для десантирования в тылу противника.

Несмотря на хронический некомплект обученных кадров (многие десантники погибли в сражениях 1941-1942 года), советское командование продолжало надеяться на успешное использование тактики массированных парашютных десантов в наступательных операциях 1943 года. Однако последнее десантирование большого количества парашютистов в составе трех ВДБр сводного корпуса произошло при форсировании р. Днепр. Гвардейские воздушно-десантные дивизии сражались с противником «в пешем строю» до конца войны, по окончании которой они были либо переформированы в стрелковые, либо расформированы.

На смену им пришли вновь создаваемые воздушно-десантные части, история которых продолжается до нынешних дней.

Униформа и экипировка парашютистов

Так как первоначально «батальоны особого назначения» состояли в структуре ВВС, то униформа предвоенных советских ВДВ практически полностью соответствовала форме ВВС РККА со всеми привносимыми в нее изменениями на протяжении 30-40-х годов за исключением ряда специфических особенностей.

Парад воздушно-десантных частей по окончании маневров Белорусского военного округа. Сентябрь, 1936 г.

В предвоенное время снаряжение для прыжков состояло из серо-голубого холщового или кожаного шлема с мягкой подкладкой и комбинезона из молескина или брезента, на воротнике которого в мирное время нашивали петлицы со знаками различия. Нарукавные шевроны комсостава и звезды политработников на комбинезоны не нашивались. Цвета комбинезонов были серо-сизого, серого, синего или защитного оттенков. На парадах десантники также носили особую форму: синий комбинезон, белая рубашка с галстуком (такие же как в ВВС), синего цвета шлем с очками, оружие, иногда даже парашюты за спиной. К началу войны комбинезон был заменен на куртку и штаны с большими накладными карманами. В зимнее время носили утепленное овчиной обмундирование с большими меховыми воротниками на пуговицах или застежках-молниях коричневого, защитного или темно-синего цвета. Воротники в поднятом виде стягивались внутренними хлястиками. Было довольно много фасонов этого обмундирования, зависевшего от фабрики-изготовителя. С финской кампании десантников одними из первых переодели в шапки-ушанки, ватные брюки, телогрейки, полушубки и валенки.

Повседневная форма, носимая под специальным обмундированием, повторяла униформу ВВС РККА. Командирская форма включала в себя диагоналевую или суконную гимнастерку защитного цвета с накладными нагрудными карманами и стояче-отложным воротом, на который нашивались петлицы. По воротнику и верхнему краю обшлагов шли голубые канты. Комсоставские галифе были синего цвета с голубыми выпушками.

Использовали фуражки двух образцов: темно-синюю обр. 1938 года и защитную обр. 1941 года с голубыми кантами на тульей на околыше. До 1939 года на ней носили красную звездочку, а затем нововведенную авиационную кокарду (красная звезда, наложенная на двойную золоченую бухточку в центре вышитого золотой канителью лаврового венка, в простонародье «капуста»). На тулье появились вышитые золотистые крылья со звездочкой в центре. Другим распространенным головным убором была темно-синяя пилотка с голубыми кантами и такой же суконной звездой, на которую крепилась эмалевая красная звездочка. Нередко как у комначсостава, так и у рядовых встречалась защитная суконная пилотка обр. 1941 года без окантовки с красной звездочкой.

Главным отличием командиров-десантников от летчиков было отсутствие на левом рукаве эмблемы (крылатый пропеллер и перекрещенные мечи), которая являлась отличительным знаком пилота. Приборный цвет был голубой, на петлицах крепилась обычная авиационная эмблема: пропеллер и крылышки. Командирские петлицы с трех сторон окантовывались золотистой тесьмой или галуном, у младшего комсостава (сержантов), рядовых и политработников всех рангов кант был черный. На нижней части обоих рукавов политработники носили красные звезды с золотистым изображением серпа и молота в центре. Эмблему ВВС на петлицы они получили только в 1940 году. Шинельные петлицы были ромбической формы с окантовкой по двум верхним сторонам.

Из обуви комначсостав носил хромовые сапоги (зимой — унты), а рядовые бойцы — кирзовые сапоги (зимой — иногда валенки). Полевое снаряжение было пехотным, без каких-либо новшеств.

Полностью экипированный парашютист нес на себе два парашюта (основной на спине, запасной, поменьше размером — в нижней части живота), вещмешок и личное оружие (автоматы — обязательно с вынутым магазином). Оружие просто закреплялось за левым плечом в вертикальном положении стволом вниз.

  Поясной ремень парашютиста

С началом войны с учетом вышеописанных образцов сложилось несколько типовых вариантов экипировки десантников в зависимости от должностного положения и времени года:

1. Средний комначсостав: для лета — маскирующий комбинезон разведывательных войсковых групп поверх повседневной формы, хромовые сапоги, фуражка обр. 1941 года, командирское снаряжение, автомат ППД; для зимы — куртка с меховым воротником поверх повседневного обмундирования, унты, шапка-ушанка обр. 1940 года, снаряжение и оружие. Политсостав вместо фуражки, в основном, носил пилотки: как синюю с кантом, так и защитную без канта.

2. Младший комначсостав и рядовые: летом — маскирующий комбинезон поверх повседневной униформы, кирзовые сапоги, пилотка (х/б или суконная), снаряжение, винтовка (с осени 1941 года автомат ППШ), реже автомат ППД; зимой — защитного цвета шинель или куртка, валенки, шапка-ушанка обр. 1940 года, поверх шинели белый маскхалат, снаряжение и оружие.

Каски использовали только в наземных сражениях, т.к. неудачное крепление ремешка не обеспечивало гарантированное удержание стального шлема на голове парашютиста. Офицеры-десантники не носили их вовсе.

Экипировка парашютиста

Снаряжение стрелка-парашютиста при совершении прыжков в летних и зимних условиях состояло из:

1. Плечевой лямки.

2. Поясного ремня.

3. Поясной патронной двухгнездной сумки.

4. Поясной запасной патронной сумки (для ВВ — 400 г и ружейной принадлежности).

5. Фляги с чехлом.

6. Сумки продуктовой.

7. Двух унифицированных чехлов — для малой лопаты (малого топора) и для ручных гранат.

8. Подсумка для магазинов СВТ (на два магазина).

9. Плаща-палатки (берется только летом).

При подготовке к парашютному прыжку парашютист надевал снаряжение и оружие в следующей последовательности:

1. На поясной ремень надевал поясную патронную сумку, поясную запасную патронную сумку (для ВВ и РП), нож в ножнах, флягу, сумку продуктовую, унифицированный чехол для малой лопаты или топора и двух ручных гранат, подсумок для магазинов СВТ (см. рис. 1).

2. Противогаз лямкой на правое плечо.

3. Парашют.

4. Винтовку.

Лезвие помещенной в чехол лопаты должно быть ниже поясного ремня; вогнутой стороной лопата должна быть обращена к корпусу человека; черенок должен быть обращен вверх и прижат к телу поясной лямкой подвесной системы.

Лямка противогаза удлинялась в зависимости от роста человека. Противогаз надевался лямкой на правое плечо так, чтобы он находился на левом бедре несколько ниже поясного ремня.

Парашют надевался с помощью двух человек в следующем порядке:

«Взять подвесную систему обеими руками за главную лямку у разветвления свободных концов. Убедившись в правильном расположении частей ее, в соответствующие окна подвесной системы припустить ранец или продовольственную сумку, противогаз, гранатную сумку и флягу, затем продеть обе руки последовательно — прежде левую, а затем правую — в соответствующие окна». Оружие надевалось в чехле для переноски или обматывалось ветошью. Особенно необходимо было следить за правильным обматыванием дульной части, чтобы избежать задевания куполом и стропами при раскрытии парашюта.

Оружие крепилось на бойце-парашютисте следующим образом; винтовка надевалась на правое плечо прикладом кверху. Винтовочный ремень укреплялся и пропускался под главную лямку подвесной системы в месте нахождения прямоугольной пряжки, проводился петлей под нижнюю часть грудной перемычки. Если грудная перемычка была застегнута, то она расстегивалась, и петля ружейного ремня выводилась на верх грудной перемычки, верхний конец ремня пропускался под лямкой через плечо, после чего грудная перемычка застегивалась. Дульная часть винтовки при помощи специальной резинки или тренчика соединялась с главной круговой лямкой. Места соединения винтовочного ремня с винтовкой усиливались тренчиками.

Если винтовка находилась в чехле, то в этот же чехол (к прикладу) укладывались штык и лопата — черенком вверх, вогнутой стороной к прикладу. В карман чехла помещаются два запасных магазина с патронами для винтовки, и чехол надежно закрывался. Винтовка, уложенная в чехол, крепилась так же, как и винтовка без чехла. (см. рис. 2 и 3).

Обычно для парашютистов был определен комплект вооружения и снаряжения в зависимости от выполняемой ими задачи. Каждый десантник, как правило, имел автомат, два диска с патронами и дополнительно три зажигательных прибора, две бутылки с горючей смесью, пять гранат, универсальный топорик, кинжал, компас, фонарь и продовольствие. Пулеметчики дополнительно вооружались пистолетами ТТ.

Парашютисты-десантники 4-го ВДК готовятся к заброске в тыл противника.

Западный фронт, 1942 г.

Оставить комментарий

Авторское право © 2019 Союз Десантников Крыма.