Тот, кто носит, или когда-либо носил голубые погоны с десантными эмблемами, всю жизнь будет с гордостью произносить слова: Я - ДЕСАНТНИК!""Десантник - это концентрированная воля, сильный характер и умение идти на риск.""ВДВ - это мужество высшего класса, храбрость первой категории, боевая готовность номер один". "Тот, кто ни разу не покидал самолет, откуда города и села кажутся игрушечными, кто ни разу не испытывал радости и страха свободного падения, свист в ушах, струю ветра, бьющего в грудь, тот никогда не поймет чести и гордости десантника". "Истинную цену жизни знает только десантник. Ибо он чаще других смотрит смерти в глаза". "Десантники - это люди, которые могут стать седыми или остаться вечно молодыми в памяти людей". "ВДВ - это мужество, стойкость, успех, натиск, престиж". "Прыжок не самоцель, а средство вступления в бой". "С любых высот - в любое пекло!" Кто обидит Россию, будет иметь дело с ВДВ. Победа не за тем у кого сила, а за тем у кого правда.

25 ДЕКАБРЯ – 40 ЛЕТ СО ДНЯ ВВОДА ОГРАНИЧЕННОГО КОНТИНГЕНТА СОВЕТСКИХ ВОЙСК В АФГАНИСТАН

Причины ввода советских войск в Афганистан в 1979 году

 Основная причина афганской войны лежит в идеологической плоскости: после вооружённого захвата власти, в апреле 1978 года,  просоветской Народно-Демократической партией Афганистана (НДПА) Советский Союз стал оказывать новому режиму всестороннюю поддержку.

Радикализм  нового афганского руководства и насильственные меры, которыми они пытались построить «афганский» социализм в феодальном обществе привели к началу гражданской войны. Против НДПА выступила коалиция исламских фундаменталистских организаций, зародившихся ещё при монархии в 1960-70-е г.г.

Ситуация осложнилась расколом НДПА на две фракции: «Парчам» (лидер — Б. Кармаль) и «Хальк» (лидеры — Н. Тараки, Х. Амин), который углубился после прихода к власти. Халькисты, составляющие большинство в партии и новом правительстве, начали вытеснение своих оппонентов с руководящих постов. Летом 1978 года Б. Кармаль и другие руководители «Парчам» были отправлены  в  почётную ссылку послами за границу, откуда они позднее были тайно вывезены КГБ в Советский Союз.

Уже к концу 1978 года стало ясно, что НДПА теряет влияние в стране из-за ошибок в проведении земельной реформы, перегибах в вопросах религии и национальных отношениях. Оппозиция же, при поддержке Пакистана, набирала силу.

В марте 1979 года, во время мятежа в г. Герат, последовала первая просьба афганского руководства о прямом военном вмешательстве в события в Афганистане, которая было отклонена (всего таких просьб было около 20). Комиссия ЦК КПСС по Афганистану, созданная еще в 1978 году, доложила Политбюро об очевидности негативных последствий нашего прямого вмешательства в эту страну, что вызовет критику СССР во всём мире, особенно в мусульманских странах и приведет к обострению внутриафганской обстановки.

Гератский мятеж заставил провести усиление советских войск у советско-афганской границы: в Термез была передислоцирована из Среднеазиатского военного округа 68-я мотострелковая дивизия, позднее вернувшаяся в свой округ. По приказу министра обороны началась подготовка, к возможному десантированию посадочным способом, 105-й гвардейской воздушно-десантной дивизии с территории Туркестанского ВО.

Кроме этого, были развернуты три мсд ТуркВО (58-я, 108-я, 5-я), с которыми в апреле были проведены учения, после их завершения приписной состав был направлен домой.

Дальнейшее ухудшение ситуации в Афганистане: вооружённые выступления исламской оппозиции, армейские мятежи, внутрипартийная борьба и особенно события сентября 1979 года (арест и убийство по приказу Х. Амина лидера НДПА Н. Тараки) поставили советское руководство перед необходимостью решить афганскую проблему в самые короткие сроки.

В Москве отрицательно отнеслись к смене власти в Кабуле и настороженно смотрели на Х. Амина, зная его амбиции и жестокость в борьбе за достижения личных целей.

При Амине в стране развернулся террор против его противников, не только исламистов, но и членов НДПА (из «Парчам» и  сторонников   Тараки).

Репрессии коснулись и армии, главной опоры НДПА, что привело к падению и без того низкого морального боевого духа, вызвало массовое дезертирство и мятежи.

Было очевидно, что дальнейшее обострение ситуации в Афганистане приведет к падению кабульского режима и прихода к власти враждебного СССР  режима.

 В этих сложных условиях советское руководство не могло пойти на прямой разрыв с Х. Амином, так как были серьёзные опасения, что он может пойти на контакты с США, которые после революции в Иране искали новых союзников в этом регионе. По линии КГБ поступала информация о связи Х. Амина в 1960-е г.г. с ЦРУ, тайных контактах его эмиссаров с американскими официальными представителями после убийства Н. Тараки.

 С учётом этого было решено готовить свержение Х. Амина и найти удобного для Москвы политического лидера. Была сделана ставка  на  лидера «Парчам» Б. Кармаля, чью кандидатуру поддерживал председатель КГБ Ю. Андропов.

 Ввод советских войск в Афганистан

 Окончательное решение о вводе войск было принято на заседании Политбюро 12 декабря 1979 г., на котором присутствовали  11 членов (Брежнев, Андропов, Устинов, Громыко, Пономарёв, Суслов, Гришин, Кириленко, Пельше, Черненко, Тихонов).

Используя, как предлог, просьбы Х. Амина о военной помощи (всего с сентября по декабрь 1979 г. было 7 таких обращений) было решено ввести в Афганистан  два советских батальона.

В первую декаду декабря, в Баграм, был передислоцирован т.н. «мусульманский батальон» (отряд особого назначения ГРУ ГШ, специально сформированный летом 1979 г.  для  охраны Н. Тараки и  выполнения особых задач в Афганистане). Туда же, 14 декабря, перебросили  батальон 345-го гвардейского отдельного парашютно-десантного полка, для усиления батальона 111-го гвардейского парашютно-десантного полка 105-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, который с 7 июля 1979 г. охранял в Баграме советские военно-транспортные самолёты и вертолёты  (осенью того же года батальон вошёл в состав 345-го полка).

Предполагалось использовать эти три батальона, как ударную силу, которая поможет прийти к власти Б. Кармалю в случае успешного покушения на Х. Амина, планировавшегося КГБ (Б. Кармаль и несколько его сторонников были тайно привезены в Афганистан 14 декабря и находились в Баграме среди советских военнослужащих).

В случае необходимости предполагалось привлечь к этой акции части 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, переброшенной к 14 декабря из Белоруссии на аэродромы в ТуркВО. Но покушение на Х. Амина 16 декабря не удалось, он остался жив и Б. Кармаля срочно вывезли из страны в  Союз. Из-за срыва этой операции было решено устранить Амина уже после ввода советских войск в Афганистан.

В это время, уже с 10 декабря (ещё до принятия окончательного решения о вводе на заседании Политбюро), по личному приказанию Д. Устинова, проводилось развёртывание и отмобилизация частей и соединений Туркестанского и Среднеазиатского ВО. Все указания  политического руководства доводились до Министерства обороны устно, через министра.

13 декабря была сформирована Оперативная группа МО во главе с первым заместителем начальника Генерального Штаба генералом армии  С. Ахромеевым  (позднее её возглавил первый заместитель министра обороны маршал С. Соколов), приступившая к работе в ТуркВО с 14 декабря.

Общая директива на отмоболизацию и приведение в боевую готовность не отдавались, войска приводились в готовность и разворачивались отдельными распоряжениями командования после устных приказов министра обороны Д. Устинова. Всего за три недели (до 31 декабря) было отдано более 30 таких распоряжений.

До 25  декабря 1979 года было развёрнуто около 100 соединений и частей, армейский комплект частей боевого и тылового обеспечения. В Туркестанском ВО — полевое управление 40-й общевойсковой армии, две мотострелковые дивизии  (5-я гвардейская мсд  в Кушке и 108-я мсд  в Термезе), 353-я  армейская артиллерийская бригада, 2-я зенитно-ракетная бригада, 56-я гвардейская десантно-штурмовая бригада, 45-й инженерно-сапёрный полк, 103-й полк связи, части боевого и тылового обеспечения. В Среднеазиатском ВО -  управление 34-го смешанного авиакорпуса, 860-й омсп, 186-й мсп (вошедший с состав 108-й мсд).

В качестве резерва были  отмобилизованы три дивизии (58-я мсд — в Туркестанском ВО, 68-я и 201-я мсд — в Среднеазиатском ВО). В состав авиации входило два авиаполка истребителей-бомбардировщиков, один истребительный авиаполк и два вертолётных полка, части авиационно-технического и аэродромного обеспечения.

На доукомплектование было призвано из запаса более 50 тысяч человек из среднеазиатских республик и Казахстана, передано из народного хозяйства около 8 тысяч автомобилей и другой техники. Это было крупнейшее мобилизационное развёртывание за послевоенный период.

Также в группировку  были включены соединения и части центрального подчинения: от ВДВ 103-я гв. вдд и 345-й гв. опдп (два батальона которого уже находились в Афганистане); от ВВС, для  переброски частей ВДВ, привлекалось три дивизии и два отдельных полка Военно-транспортной авиации.

Командующим 40-й ОА был назначен генерал-лейтенант Ю. Тухаринов (первый заместитель командующего ТуркВО), начальником штаба — генерал-майор Л. Зенцов-Лобанов.

К вечеру 23 декабря, в Москву было доложено о готовности войск к вводу. На следующий день министр обороны  Д. Устинов провёл совещание с руководящим составом Министерства Обороны, где объявил о принятом решении ввести войска в Афганистан и подписал директиву № 312/12/001 на ввод.

В ней туманно говорилось: «Принято решение о вводе некоторых контингентов советских войск, дислоцированных в южных районах нашей страны, на территорию ДРА в целях оказания помощи дружественному афганского народу, а также создание благоприятных условий для воспрещения возможных антиафганских акций со стороны сопредельных государств». Задача для командиров всех рангов весьма неопределённая.

Участие советских войск в боевых действиях на территории Афганистана директивой  не предусматривалось, так как политическим руководством страны боевые задачи перед Министерством Обороны поставлены не были. Более того, не был определён порядок применения оружия даже в целях самообороны (но уже 27 декабря   появился приказ Д. Устинова о подавлении сопротивления мятежников в случаях нападения).

Предполагалось, что советские войска станут гарнизонами и возьмут под охрану важные промышленные и другие объекты, высвободив тем самым афганские части для активных действий против отрядов оппозиции, а также против возможного внешнего вмешательства.

Перед самым вводом войск в Афганистан, 24 декабря по приказу Х. Амина, в Термез, прибыл заместитель начальника Генштаба афганской армии для уточнения районов размещения советских гарнизонов. Утром 25 декабря генерал Ю. Тухаринов посетил в Кундузе старшего брата Амина, который отвечал за северные провинции Афганистана и обсудил с ним тот же вопрос.

В это время, «мусульманский батальон» (командир майор Х. Халбаев), переброшенный ещё 20 декабря из Баграма в Кабул, разместился около аминовского дворца Тадж-Бек и вошёл в бригаду охраны, что существенно облегчило подготовку к штурму дворца. Кроме батальона, к штурму готовились и две спецгруппы КГБ, прибывшие из Союза в середине декабря.

Время перехода государственной границы между СССР и Афганистаном, было установлено в 15:00 московского времени (17:00 кабульского) 27 декабря 1979 года.

Но ещё утром 25 декабря, по наведённому понтонному мосту через Амударью, переправился 4-й батальон 56-й  гв. дшбр с задачей захватить высокогорный  перевал  «Саланг» на дороге  Термез — Кабул и обеспечить проход  к столице Афганистана.

В 15:00 начала переправу  108-я мсд (командир генерал — майор К. Кузьмин, через два дня заменённый полковником В. Мироновым), развёрнутая в Термезе. В арьергарде дивизии шёл батальон 191-го мотострелкового полка 201-й мсд. Воздушную границу Афганистана пересекли самолёты ВТА с личным составом и боевой техникой 103-й гв. вдд (командир полковник И. Рябченко) и 345-го гв. опдп (командир подполковник Н. Сердюков). Всего в Кабул и Баграм, по воздуху, было переброшено 7700 человек личного состава, 894 единицы боевой техники и 1062 тонн различных грузов.

Штаб армии, 5-я гв. мсд, 56-я гв. дшбр, 860-й омсп, артбригада, зрбр, авиация, части усиления и обеспечения оставались на территории Советского Союза.

Первоначально предполагалось, что 108-я мсд пойдёт по маршруту Термез — Кундуз, но к вечеру 26 декабря задача была изменена. Дивизия, так и не дойдя до Кундуза (кроме 186-го мсп), повернула  на Кабул. Изменение планов было связано с тем, что находящиеся в Кабуле советские войска  не могли обеспечивать полный контроль над городом и его окрестностями.

В Кабуле части 103-й гв. вдд (за исключением одного полка и зенитного дивизиона), к полудню 27 декабря, закончили десантирование посадочным способом и взяли под свой контроль столичный аэропорт, блокировав афганскую авиацию и батареи ПВО. Согласно плану, части дивизии сосредоточились в назначенных районах Кабула, где получили задачи по блокированию основных правительственных учреждений, афганских воинских частей и штабов, других важных объектов в городе и его окрестностях.

Над Баграмской базой ВВС, после стычки с афганскими военнослужащими, установили контроль 357-й гв. пдп 103-й гв. вдд и 345-й гв. опдп, которые кроме этого, обеспечивали  охрану Б. Кармалю, вновь привезённому с группой ближайших сторонников в Афганистан 23 декабря. Из состава ВВС в Баграм перелетела эскадрилья 115-го гв. иап, остальная авиация совершала полёты с аэродромов, находящихся на территории  Туркестанского ВО.

Операция по свержению Х. Амина получила название «Шторм  — 333».

Вечером 27 декабря «мусульманский батальон» (усиленный 9-й десантной ротой В. Востротина из 345-го полка) и спецгруппы КГБ «Гром» и «Зенит» взяли штурмом  дворец  Амина на окраине  Кабула. Во время штурма Х. Амин был убит.

В столице Афганистана действовали 317-й и 350-й гв. пдп  103-й гв. вдд, захватившие здания ЦК НДПА, МО, МВД, Министерство связи, Главный штаб ВВС, ТВ и радиостанцию, другие государственные учреждения. Афганские части, дислоцируемые в Кабуле, были блокированы (в некоторых местах пришлось подавлять вооружённое сопротивление). Вместе с десантниками эти задачи выполняли офицеры спецназа КГБ.

Общее руководство операцией «Шторм — 333» осуществляли генерал — лейтенант КГБ В. Кирпиченко, заместитель начальника внешней разведки и генерал-лейтенант Н. Гуськов, начальник оперативной группы Штаба ВДВ, прибывшей в Афганистан 23 декабря. Штурмом дворца Амина «Тадж – Бек» руководил полковник  ГРУ В. Колесник   (спецгруппами КГБ — генерал-майор Ю. Дроздов).

В ночь с 27 на 28 декабря в Кабул из Баграма под охраной сотрудников КГБ и десантников прибыл новый афганский лидер Б. Кармаль. Радио Кабула передало обращение нового правителя к афганскому народу, где был провозглашен второй этап «революции».

При проведении операции «Шторм — 333» погибло  6 человек из «мусульманского батальона», 9 десантников  и  5  офицеров спецназа КГБ.

В эту же ночь в Афганистан, из Кушки, вошла 5-я гв. мсд (командир генерал — майор Ю. Шаталин) по маршруту Герат — Шинданд (приданный дивизии батальон 56-й гв. дшбр ещё 26 декабря взял под контроль перевал Рабати — Мирза, между Кушкой и Гератом). Утром 28 декабря части 108-й мсд (кроме двух мсп) вышли к Кабулу и полностью блокировали столицу Афганистана.

В январе 1980 года продолжалось усиление состава 40-й ОА. В Кабул передислоцировали штаб армии и 103-й опс, в Кундуз ввели 56-ю гв. дшбр  (командир подполковник А. Плохих), под Файзабад  860-й омсп (командир подполковник В. Кудлай), под Кандагар 373-й гв. мсп 5-й гв. мсд и батальон 56-й бригады  (позднее переформированы в 70-ю гв. отдельную мотострелковую бригаду), под Пули-Хумри 191-й мсп 201-й мсд (вместо 177-го мсп 108-й мсд, переброшенного в Джабаль-Уссарадж).

На аэродром Шинданда перелетели эскадрилья 217-го апиб и 302-я отдельная вертолётная эскадрилья, на аэродром Кандагара — эскадрилья 136-го апиб и 280-й овп (одна эскадрилья), в Баграм — эскадрилья 87-го отдельного разведывательного авиаполка, в Кундуз 181-й овп (одна эскадрилья в Файзабад).

9 января была проведена первая в Афганистане боевая операция:  батальон 186-го мсп 108-й мсд подавил мятеж афганского артполка, потеряв два человек убитыми.

Тогда же появилась директива министра обороны Д. Устинова о планировании и начале боевых действий — рейдов против отрядов мятежников в северных районах Афганистана, прилегающих к советской границе, силами не менее усиленного батальона и использования огневых средств армии, включая ВВС для подавления сопротивления. Особо отмечалось о запрещении  нанесения огневых ударов по населённым пунктам, даже если они заняты мятежниками.

Начались такие рейды в первой половине февраля 1980 года: советские подразделения совершали марш на бронетехнике по территории, контролируемой оппозицией, с целью демонстрации силы и вступали в бой только в случае нападения мятежников.

В феврале были  введены новые части: под Чарикар — 353-я армейская артиллерийская бригада (командир подполковник Ергашев) и 45-й исп (командир подполковник А. Абдеев), под Шинданд 28-й реактивный артиллерийский полк. Из авиации в Баграм была переброшена аэ 136-го апиб и в Шинданд — управление и аэ 217-го апиб.

В районе Кундуза, вместо 186-го мсп ушедшего в Кабул, встала 201-я мсд (командир полковник В. Степанов), взявшая под контроль северный Афганистан  (два мсп дивизии дислоцировались под Пули-Хумри и Ташкурганом). Комплектование этой дивизии велось с учётом тех сложностей, которые выявились в ходе развертывания 40-й ОА, при отмобилизации приписного состава из коренного населения Средней Азии.

Дивизия пополнялась, в основном, кадровым составом из частей групп советских войск за границей (ГДР, Венгрия и Чехословакия). Таким образом, были укомплектованы большинство частей, введённые в начале 1980 года.

Позднее, таким же образом, была произведена замена всего приписного состава соединений и частей 40-й ОА. Полная замена личного состава запаса на кадровый была завершена к марту 1980 года  (офицеры к ноябрю), всего было заменено 33,5 тысяч человек. Одновременно были заменены на армейские образцы все автомобили и другая техника из народного хозяйства.

В течение января — февраля 1980 года были выведены в Союз «мусульманский батальон», 2-я зенитно-ракетная бригада, ракетные дивизионы двух мсд. Летом домой вернулись 353-я артиллерийская бригада и 234-й танковый полк 201-й мсд.

К апрелю 40-я армия была полностью сформирована: в её состав входило четыре дивизии — три мсд и одна вдд, шесть отдельных бригад — дшбр, две омсбр, тпбр, идсбр, брмо, шесть отдельных полков — опдп, два омсп, исп, опс, реап. В составе авиации насчитывалось шесть полков — три вертолётных, два авиаполка истребителей-бомбардировщиков и истребительный авиаполк, две овэ.

Общая численность советских войск в Афганистане, на тот период, составляла 81,1 тысяч военнослужащих, в том числе 61,8 тысяч в боевых частях. На вооружении находилось около 3 тысяч единиц бронетехники, около 900 орудий и миномётов, более 100 вертолётов и около 100 самолётов.

Оценивая ввод советских войск в Афганистан с военной точки зрения (не давая политической оценки), нельзя не отметить что, ввод, в целом, был хорошо спланирован и подготовлен, несмотря на ряд сложностей в комплектовании соединений и частей приписным составом и техникой.

 Развёртывание дивизий ТуркВО весной 1979 года позволило накопить опыт в отмобилизации военнослужащих запаса, который был использован при развёртывании в декабре 1979 года. Несмотря на зиму, тяжёлые климатические условия ввод прошёл без происшествий и больших потерь (в период с 25 по 31 декабря погибло 82 человека, из числа которых боевые потери составили 29 человек или 35 %) .                               

 Успешные действия частей 103-й гв. вдд в Кабуле были обусловлены тем, что командный состав десантников в звене батальон-полк, в октябре 1979 года, провёл скрытую рекогносцировку государственных и военных объектов в афганской столице, захват  которых они осуществили при проведении операции «Шторм – 333».

 Хорошо проявили себя подразделения специального назначения ГРУ и КГБ, получившие в Афганистане первое боевое крещение: при штурме дворца Тадж-Бек, действуя против   охраны, превышающие втрое силы атакующих, они сумели подавить сопротивление противника и захватить дворец при минимальных потерях.

 

 

Оставить комментарий

Авторское право © 2020 Союз Десантников Крыма.