Тот, кто носит, или когда-либо носил голубые погоны с десантными эмблемами, всю жизнь будет с гордостью произносить слова: Я - ДЕСАНТНИК!""Десантник - это концентрированная воля, сильный характер и умение идти на риск.""ВДВ - это мужество высшего класса, храбрость первой категории, боевая готовность номер один". "Тот, кто ни разу не покидал самолет, откуда города и села кажутся игрушечными, кто ни разу не испытывал радости и страха свободного падения, свист в ушах, струю ветра, бьющего в грудь, тот никогда не поймет чести и гордости десантника". "Истинную цену жизни знает только десантник. Ибо он чаще других смотрит смерти в глаза". "Десантники - это люди, которые могут стать седыми или остаться вечно молодыми в памяти людей". "ВДВ - это мужество, стойкость, успех, натиск, престиж". "Прыжок не самоцель, а средство вступления в бой". "С любых высот - в любое пекло!" Кто обидит Россию, будет иметь дело с ВДВ. Победа не за тем у кого сила, а за тем у кого правда.

25 ДЕКАБРЯ 1979 ГОДА, ПРИ ВВОДЕ ВОЙСК В АФГАНИСТАН, В АВИАКАСТРОФЕ ПОГИБЛИ ДЕСАНТНИКИ 350-ГО ПДП И ЧЛЕНЫ ЭКИПАЖА САМОЛЁТА ИЛ-76

АЛЬПИНИСТЫ В АФГАНИСТАНЕ

По статье О. Тарана «Спецоперация людей — призраков»

25 декабря — памятная дата для всех ветеранов войны в Афганистане. Именно в этот день в 1979 году начался ввод на территорию Демократической Республики Афганистан ограниченного контингента советских войск. Правда в той стране уже находились и «мусульманский» батальон спецназа, и спецгруппы КГБ «Гром» и «Зенит», и десантники. Об этом широкой общественности не сообщалось, как не говорилось и о том, что при вводе войск 25 декабря 1979 года в 19:33 по московскому времени разбился самолёт ИЛ-76 с 7 членами экипажа и 37 десантниками.

Командиром экипажа самолёта ИЛ-76 с бортовым номером 86036 был капитан Головчин В.В., являвшийся также командиром отряда транспортного авиаполка. Это был уже достаточно опытный лётчик-командир, в течение декабря 1979 года, как считается, он со своим экипажем перевёз немало военного груза в Афганистан. К моменту ввода войск в ДРА Виталий Головчин, таким образом, обладал достаточным лётным мастерством, чтобы профессионально доставлять десант технику в пункт назначения – в Кабул. В состав экипажа назначения этого лайнера входили также опытные лётчики: старший лейтенант Шишов К.И.  (помощник командира), старший лейтенант Турбин А.Н. (штурман), капитан Елисеев Ю.П. (старший борттехник), лейтенант Трифонов А.А. (борттехник), прапорщик Илюшкин Г.Л. (старший воздушный радист-оператор РЭБ), прапорщик Шоцкий Г.А. (старший воздушный стрелок-радист). Кроме экипажа на борту ИЛ-76 находились офицеры ВВС из 128-го ВТАП по ИАС: подполковник Негочев В.М., майор Чурило И.Н.  (старший инженер полка), капитан Зюба А.Н. (инженер эскадрильи по ПНЦ).

На борт лайнера ИЛ-76 с бортовым номером 86036 для отправки в Афганистан было суждено вступить воинам т.н. комендантской роты 350-го пдп 103-й вдд в составе 37 человек. Представляется, что наиболее точный «корабельный список» погибшего ИЛ-76 присутствует на мемориальной плите, закреплённой на высоте 4269 у н.п. Сурхи-Парса (на месте авиакатастрофы) ветеранами-афганцами в ноябре 2009 года. Теперь точно известно, что помимо бойцов комендантской роты (точнее – роты десантного обеспечения) на борту самолёта оказались и воины из других подразделений 350-го полка. Среди «сторонних» военнослужащих в этом рейсе оказался гвардии рядовой Джимиев Т.Т., который только что окончил т.н. «карантин». На борту лайнера находился и гвардии прапорщик Голубев М.А., который был в штате 4-й роты 350-го полка.  Четвёртая рота «полтинника» в тот момент была включена в штурмовую группу и пребывала «наизготовку» в Чимкенте. Среди «сторонних» пассажиров того рейса были и бойцы, которые попали на этот военно-транспортный самолёт, только что вернувшись с сельхозработ, с «целины».

Вот полный список погибших десантников: гвардии старший лейтенант М.Н. Пугачёв, гвардии прапорщики Голубев М.А., Булат Г.М., Терских А.М., гвардии сержанты Иванько А.В., Микенас А.С., гвардии младшие сержанты Абросимов Н.П., Гаврилов С.М., Романов И.В., гвардии ефрейтор Тарасов И.М., гвардии рядовые Беласиков В.Ю., Берняков А.В.,  Бузуртанов Х.М.,  Веснин В.М., Винни А.Л., Галиев Ф.Г., Горбунов В.Г., Гиберт С.Ф., Гребенюков С.А., Джимиев Т.Г., Денисов М.В., Зернин А.И., Лушников В.Е., Лыков К.Р., Максимов Н.М., Михайлов А.А., Надеин А.В., Носиков В.Л., Пискунов С.Н., Смирнов Ю.Н., Смирнов В.А., Степаненко В.А., Толстиков В.А., Фраймут И.О., Хижняк В.П., Хашиев А.Б., Цаболов В.Я.

Поисково-спасательными работами на месте гибели самолёта занималась группа альпинистов из Спортивного Клуба Армии Краснознамённого Средне-Азиатского военного округа.

Первоначально в Афганистан предполагалось отправить москвичей, но затем командующий сухопутными войсками вспомнил, что гораздо ближе к данному региону находится не менее профессиональная команда из Казахстана. В 1976 году он вручал спортсменам медали за победу в Чемпионате СССР. Генерал связался с командующим КСАВО, поставил задачу и началось.

26 декабря 1979 года с 11 часов вечера в квартирах Юрия Попенко, Вадима Смирнова, Николая Пантелеева, Григория Лунякова, Сергея Фомина, Казбека Валиева, Валерия Хрищатого зазвонил телефон. Это был заслуженный тренер СССР, главный тренер сборной Казахстана по альпинизму Ерванд Ильинский, назначенный старшим группы, и сказал каждому: «Собирайся. Предстоят спасательные работы. В 6 часов утра за тобой приедет автобус». На все вопросы был один ответ: «В СКА узнаешь».

С утра все собрались в спортклубе, однако, здесь никаких подробностей о предстоящем деле они так и не узнали. Получив сухой паёк, снаряжение и медикаменты, поехали в Штаб ВВС округа. Здесь им рассказали о том, чем предстояло заняться — вылететь в Афганистан к месту падения ИЛ-76, отыскать останки погибших людей, секретную документацию и «чёрные ящики» для определения причин гибели самолёта. После напутственных слов и пожеланий, группа отправилась на аэродром в Николаевку. Там альпинистов вооружили пистолетами и погрузили в транспортный самолёт АН-12.

Когда летели над территорией Афганистана, лётчики говорили, что здесь сейчас очень неспокойно и самолёт вполне могут даже обстрелять. Правда, все обошлось и в 5 часов вечера по московскому времени, самолёт доставил альпинистов в Кабул. Разместили их в здании штаба афганских ВВС, приставили старшего офицера оперативной группы. Зайдя вечером к подопечным, он предупредил: «Двери после моего ухода запереть, к окнам не подходить, если ночью кто-то постучит, и будет говорить не по-русски — стрелять через дверь без предупреждения». Всё было выполнено в точности. Среди ночи здание чувствительно тряхнуло, но кроме этого, ничего особенного не произошло.

Только утром альпинисты узнали причину ночного происшествия. Оказывается, их здание обстреливали из лёгкого орудия. Повезло, что стены оказались прочными. Появившийся офицер-«опекун» сообщил последние новости, главной из которых была та, что ночью был свергнут и застрелен Амин и его место занял Бабрак Кармаль.

В связи с тем, что охрана штаба из местных бойцов была разоружена, Ильинский попросил, чтобы его группе усилили вооружение, что и было сделано — получили автоматы Калашникова и по шесть заряженных магазинов. Помимо того, что занимались подготовкой и проверяли снаряжение, Попенко и Валиев в сопровождении одного десантника сходили в город на ближайший базар, где прикупили овощей и фруктов — весьма приятная прибавка к «сухпайскому» рациону. В Кабуле было спокойно.

28 декабря 1979 года вылетели на вертолёте к месту авиакатастрофы. Прошлись прямо над местом падения ИЛа (высота -5000 метров над уровнем моря), чуть выше горных вершин. Останки самолёта были видны с воздуха, но сесть здесь или спуститься ниже и высадить группу вертолётчики не смогли, им не хватало опыта полётов в высокогорных условиях. Когда вернулись на базу и обсудили сложившееся положение, было принято решение добираться на машинах до конца дороги, а далее — пешком. План был согласован с руководством и утверждён.

На следующий день группа выехала на грузовике «Урал» в сопровождении БМД с отделением десантников. Было пасмурно, моросил мелкий дождь. Когда ехали по шоссе, на альпинистов с любопытством глазели местные жители. По-видимому, их внимание привлекала ярко-оранжевая горная экипировка. На фоне часто встречающихся солдат в полевой защитной форме наши герои, действительно смотрелись необычно.

Свернули на грунтовую дорогу. Теперь путь пролегал через кишлаки с глухими высокими дувалами. Ощущения были не из приятных, швырни кто-то из-за стены гранату — хватило бы на всех. К тому же, по дороге частенько останавливались, сверяли маршрут по карте. Место катастрофы находилось в 36 километрах от Кабула, если по прямой, но добраться до него так и не удалось — помешала промоина на дороге, которую нельзя было ни преодолеть, ни объехать. Связались с руководством, доложили обстановку, стали возвращаться. Еще один день закончился безрезультатно.

Пока ехали, альпинисты говорили между собой: «Будь здесь «наши» вертолётчики, давно бы делом занялись». Имелись в виду экипажи Киргизского ГВФ из Фрунзе, с которыми им доводилось работать в Союзе. По прибытии на базу, Ерванд Ильинский предложил эту идею руководителю операции. Положение усугублялось тем, что в поступившей информации в том районе, откуда вернулись спасатели, обострилась обстановка и новая попытка добраться наземным способом могла привести к ненужным жертвам. Руководитель кивнул и 31 декабря прибыли старые знакомые альпинистов — экипажи из Киргизии в составе Бориса Бондарчука, Владимира Сергиенко, Сергея Данилова, Александра Медникова, Александра Лосева, Александра Ильинича. В тот же день эти вертолётчики доставили группу Ильинского с отделением десантников к месту авиакатастрофы. Сесть не смогли, не нашлось подходящей площадки. Пришлось десантироваться из зависших машин на снег с высоты в несколько метров. Десантники помимо вооружения привезли с собой большую палатку, которую в таких условиях поставить практически невозможно. Но десантники и здесь доказали, что для них нет ничего невозможного. У альпинистов же были малогабаритные четырехместные палатки. Едва разместились, как повалил снег. Высокогорье, непогода, место гибели десятков людей — вот в таких условиях и встречали наши герои Новый 1980 год.

Когда к утру 1 января погода установилась, решили начать поисковые работы, несмотря на мороз и выпавший толщиной до метра снег. После осмотра обломков самолёта, стало ясно, что это лишь его половина, часть воздушного судна при ударе перелетела на другую сторону горы. Снег затруднял поиск. Случалось и такое: нащупав что-то под ногами, разрывали, а там — снаряд, либо какой другой боеприпас и сердце холодело. Не менее страшным было и то, что осталось от наших погибших парней. Это были даже не разрозненные части тела, а что-то наподобие спрессовавшихся брикетов. Так как в задачу входил и поиск останков экипажа и десантников, то альпинисты собирали их в пластиковые мешки. Собирали, пока прилетевший руководитель операции не дал команду — людьми не заниматься, а искать только «чёрные ящики». К тому времени портфель с секретной документацией был найден Вадимом Смирновым и вручён руководителю. Тот был очень доволен. На этом первая часть операции была закончена. Всех возвратили в Кабул.

Утром пришло известие, что из Баграма на столицу идёт восставший против Кармаля танковый полк. На аэродроме и в штабе ВВС стали готовиться к бою. Появилось множество гранатомётов «Муха». Все, в том числе и спасатели, ждали танковой атаки. Но повоевать не пришлось, мятежников разгромили под Кабулом, а альпинисты занялись своим делом. В этот день они обследовали другой склон, где и нашлись обломки «чёрных ящиков», расколовшихся от удара. Их содержимое было погребено снежной лавиной, сошедшей со склона после падения самолёта. Сдали то, что нашли, объяснили ситуацию и на этом поисковые работы были завершены.

3 января группе Ильинского были выплачены командировочные и, в качестве поощрения, предоставлен автобус для экскурсии по Кабулу. 4 января вылетели на ТУ-134 в Термез, а уже оттуда на АН-24 вернулись в Алма-Ату.

В Кабуле через стенку, рядом со спасателями, жили бойцы «Альфы». Об их операции по взятию Дворца Амина знает теперь весь мир. Группа Ильинского оказалась секретнее самого засекреченного подразделения КГБ, а материалов об их участии в поисковой операции нет даже в Архиве Министерства обороны России. Они рисковали жизнью, выполняя особое задание государственной важности, но никак не были отмечены, не удостоены никаких наград, обещанных им руководством. И хоть не за награды работали, а захотелось узнать правду Ерванду Ильинскому, как был оценен их рискованный труд. Оказалось — никак. Нет в архивах подтверждающих документов, а значит, выходит, ничего и не было. Ни командировки, ни поисков, ни выполненного задания. Реальные люди с именами, известными всему миру, превратились в «призраков». Кому была нужна подобная сверхсекретность? Чем она была вызвана? Эти вопросы по сей день остаются без ответов. А труд людей, рисковавших своей жизнью в афганских горах, по-своему отметили те, кто лучше других знает, каково приходилось там — за хребтом Гиндукуша.

В июле 2000 года «Союзом ветеранов Афганистана» города Алма-Ата было принято решение о награждении всех участников специальной операции памятной медалью «Ветерану войны в Афганистане 1979-1989 г.г.». Пятерым из них — Ильинскому Е.Т., Валиеву К.Ш., Пантелееву Н.В., Фомину С.Н., Попенко Ю.С. медали были вручены лично. Троих из группы уже нет в живых — Смирнов В.А. (погиб на Памире в 1988 г.), Луняков Г.Е. (погиб в Гималаях в1990 г.), Хрищатый В.Н. (погиб в горах Тянь-Шаня в 1993 г.). Медали вручили их семьям. Кроме этого им были вручены Книги Памяти «О павших в Афганистане» 1-й том за подписью родителей погибшего в том злополучном самолёте десантника Валерия Беласикова.

Вот только неизвестно, когда можно будет дождаться государственной оценки их ратного труда. И не в льготах и наградах дело-то. Дело в признании того, что не напрасными были их мужество и риск. Нужно, чтобы те, кто пришёл им на смену, знали, что если им доведётся выполнять правительственное задание, то государство в лице его чиновников, потом не разведёт руками и не откажется от них, в виду отсутствия подтверждающих документов.

Признание миссии альпинистов нужно ещё по одной причине, ведь там, в горах Гиндукуша, до сих пор покоятся останки советских десантников с разбившегося ИЛ-76, отдавших жизнь исполняя свой воинский долг перед государством.

 

Несётся лайнер в горной тьме…

 Светлой памяти воинов 350-го полка ВДВ и экипажа ИЛ-76,

погибших в авиакатастрофе под Баграмом 25 декабря 1979 года

Несётся лайнер в горной тьме,

Посадки пункт – столица ДРА.

Но не угодно так, увы, судьбе;

За тем десантом смерть уже пришла.

Над ИЛом реет Ангел Смерти,

Раскинув скорбные крыла.

Сейчас возрадуются черти

И вождь их гордый — Сатана.

Удар о скалы! Взрыв! И вспышка

На много миль была видна,

О чём мечтал солдат-мальчишка,

Когда смерть жизнь оборвала?

Вниз, в пропасть, рухнул фюзеляж,

Людей останки унося с собой.

Последний совершая свой форсаж,

Тот лайнер вечный здесь нашёл покой.

А воинов неупокоенные души

По сей момент блуждают по горам.

Но стоны их не слышат наши уши.

Сколь крови русской на тебе, Афган!

Настанет час, когда живые

Прах мёртвых предадут земле,

И залп дадут солдаты молодые

В их честь от русских ВДВ.

А мы, простые россияне,

Свой третий тост погибшим посвятим

(Всем тем, кто первым пал в Афгане)

И памятник народный сотворим.

Оставить комментарий

Авторское право © 2020 Союз Десантников Крыма.