Тот, кто носит, или когда-либо носил голубые погоны с десантными эмблемами, всю жизнь будет с гордостью произносить слова: Я - ДЕСАНТНИК!""Десантник - это концентрированная воля, сильный характер и умение идти на риск.""ВДВ - это мужество высшего класса, храбрость первой категории, боевая готовность номер один". "Тот, кто ни разу не покидал самолет, откуда города и села кажутся игрушечными, кто ни разу не испытывал радости и страха свободного падения, свист в ушах, струю ветра, бьющего в грудь, тот никогда не поймет чести и гордости десантника". "Истинную цену жизни знает только десантник. Ибо он чаще других смотрит смерти в глаза". "Десантники - это люди, которые могут стать седыми или остаться вечно молодыми в памяти людей". "ВДВ - это мужество, стойкость, успех, натиск, престиж". "Прыжок не самоцель, а средство вступления в бой". "С любых высот - в любое пекло!" Кто обидит Россию, будет иметь дело с ВДВ. Победа не за тем у кого сила, а за тем у кого правда.

50 ЛЕТ НАЗАД В НЕБЕ НАД КАЛУГОЙ ПРОИЗОШЛА ТРАГЕДИЯ, В КОТОРОЙ ПОГИБЛИ ГВАРДЕЙЦЫ-ДЕСАНТНИКИ

Вечная память парашютистам-десантникам и лётчикам,

погибшим при исполнении воинского долга

 23 июня 1969 года 6-й парашютно-десантной роте 108-го гвардейского парашютно-десантного полка 7-й гвардейской воздушно-десантной дивизии была поставлена задача, совершить перелёт из Каунаса в Рязань. В Рязани личный состав роты должен был показать своё боевое мастерство при действиях на боевых машинах десанта Министру обороны СССР А.А. Гречко. Это был самый первый выпуск из «учебки» механиков-водителей БМД и операторов ПТУРС.

Вылетев из Каунаса, группа из четырёх самолётов Ан-12 заняла высоты 6000 (1-й и 2-й), 3600 (3-й) и 3000 (4-й) метров. При подлёте к городу Калуга четвёртый самолёт, где находился личный состав роты и командование батальона, столкнулся с пассажирским самолётом Ил-14, который самовольно занял эшелон на высоте3000 метров. Машины столкнулись почти под прямым углом. Могучий киль «Антонова» при этом, словно консервный нож, распорол брюхо пассажирского самолета. Но и фюзеляж транспортного не выдержал удара. Хвостовая часть со скрежетом оторвалась от корпуса и рухнула в пустоту. Неуправляемая многотонная машина, вращаясь, словно семечко ясеня, понеслась к земле. Спасти их не могло уже ничто. При падении Ан-12 (в районе деревни Выползово,35 кмот Калуги) произошёл мощный взрыв, который был слышен даже в Калуге. Пламя, плясавшее среди поваленных деревьев на исковерканных обломках самолёта, завершило последний акт трагедии. Тихая и уютная лесная роща в одно мгновение превратилась в огромную братскую могилу.

В результате падения самолёта погиб весь личный состав (97 человек, из них 91 солдат и офицеров ВДВ, один ребёнок, а также 5 членов экипажа). На борту гражданского самолёта, следовавшего из Москвы в Гомель, находилось 24 человека (все погибли). Тогда открыто об этой катастрофе не сообщили, немногие знают о ней и сегодня.

По решению Командующего ВДВ генерала армии В.Ф. Маргелова на месте гибели десантников был воздвигнут памятник (54°35′53.51″ с. ш. 35°36′27.86″ в. д. (G) (O)). По всем соединениям и частям ВДВ, в основном за счёт совершения парашютных прыжков, собирались средства на изготовление памятника. В течение года было собрано около 250 тысяч рублей. Из собранных денег 75 тысяч рублей были затрачены на сооружение памятника, 125 тысяч рублей на строительство дороги к памятнику протяженностью 13 км, 50 тысяч рублей было потрачено на организацию доставки и проживание родственников погибших на открытии памятника (прибыло 599 человек).

Памятник сооружался бригадой из мастерской известного скульптора Е.В. Вучетича и представляет собой комплекс, состоящий из стелы и стены длиной 8 метров. На стене изображены два барельефа — фигуры коленопреклонённой матери и десантника, а также надпись: «Вечная память парашютистам-десантникам и лётчикам, погибшим при исполнении воинского долга». Рядом с памятником площадка, где уложено 96 мраморных плит (91 — для десантников и 5 для лётчиков). На одной из плит выгравирована фамилия офицера-десантника и внизу подписано «Сын Альберт 4 года». Отец взял его с собой, чтобы отвезти к родственникам в Рязань.

К памятнику четыре сапёрных батальона и местные дорожные организации за апрель, и май проложили дорогу с твёрдым покрытием. Памятник был открыт ровно через год после авиакатастрофы.

Вот, что рассказывал, одним из первых оказавшийся на месте трагедии, генерал-лейтенант в отставке Пётр Васильевич Чаплыгин.

- При каких обстоятельствах вы узнали о катастрофе?

- Я был тогда заместителем командующего ВДВ по боевой подготовке, и в тот день находился в Туле, где мы вместе с генерал-лейтенантом Сорокиным занимались подготовкой очередных сборов. И в 16 часов мне поступил условный сигнал, которым мы пользуемся при несчастных случаях, связанных с гибелью людей. Этот сигнал означал, что произошла катастрофа. Мне было приказано выехать в район города Юхнова и, сориентировавшись на месте, установить в подробностях, где и что произошло.

Мною была поднята по тревоге разведрота, которую мы разместили на пяти автомобилях ГАЗ-66. В головной машине рядом с водителем сидел я сам. Все сборы заняли буквально 10-12 минут. Включив сигнал, мы на предельной скорости, не обращая внимания на светофоры и регулировщиков, двинулись в указанный район.

- Как искали моего падения самолета?

- Путь был очень далёкий. Достигнув окрестностей Юхнова, мы стали искать место падения самолёта, но потеряли при этом много времени, потому что не было никого, кто мог бы точно его показать. В местном отделении милиции сержант-дежурный, уже не очень трезвый, поведал, что слышал гул взрыва и что если подняться на высотку, то ещё можно видеть зарево над лесом, где, по сведению местных жителей, «якобы упал самолёт». Сами сотрудники этого отделения даже и не пытались ничего выяснить о происшедшем.

Схожую картину мы увидели и в военкомате. Мною был разбужен дежурный, которому именем закона и именем своего высокого звания я велел следовать с нами, как и тому милиционеру. Не имея даже карты района, мы стали на своих машинах двигаться в сторону зарева над горизонтом. В вечернем небе пламя было заметно, достаточно хорошо. Пожар не был ровным — то и дело появлялись и исчезали короткие огненные всплески, очевидно, там ещё что-то взрывалось. По масштабу пожара я, конечно, сразу понял, что это мог быть только наш военно-транспортный самолёт.

Ориентируясь по пламени, мы продвигались, где по дорогам, если направление совпадало, а где и по целине, напрямую по раскисшим лугам и посевам. Накануне прошёл дождь. Мы часто буксовали, приходилось вылезать и толкать машины. Благо, с нами были крепкие, надёжные ребята-десантники, мы сумели преодолеть все препятствия и приехали к месту катастрофы где-то около трёх часов ночи.

- Что в первую очередь бросилось в глаза, когда вы оказались на месте падения самолёта?

- Место катастрофы представляло собой удручающее зрелище. Поваленные деревья, догорающее пламя, обломки самолета, разбросанные в радиусе примерно 100-120 метров… И среди этих кусков раскаленного металла — тела погибших. Даже мне, прошедшему всю войну «от звонка до звонка», было тяжело видеть это человеческое месиво.

Мы оцепили район падения самолёта, прекратили доступ гражданских лиц — после того, как прогремел взрыв, к лесу стали подходить жители окрестных деревень, пытаясь выяснить: а вдруг кто-нибудь да уцелел? Потом я на одном из деревьев нашел детские штанишки. Как они могли появиться здесь, наряду с обрывками солдатского и офицерского обмундирования? Уже тогда запала в голову мысль: а не летел ли кто-нибудь из детей на этом самолёте?

- Что известно о судьбе гражданского самолёта?

- Где-то в пятом часу начало светать. Ко мне подходит один гражданский и говорит: «Вы знаете, что здесь упал ещё один самолёт?». Я спрашиваю: ‘Откуда вы знаете?». Оказалось, ему довелось наблюдать падение нашего «Антонова». Мой собеседник рассказал, что машина неслась к земле с подломанным крылом, быстро вращаясь, как бы описывая огромную спираль в небе. Но при этом он заметил, что гул работающих двигателей доносился с двух сторон, и указал направление, в котором «упало что-то маленькое, похожее на самолёт».

Как только совсем рассвело, я тут же организовал разведку того района, и буквально в пределах одного часа ко мне пришли и доложили, что в800 метрахот нас найдено несколько трупов в гражданской одежде. Через некоторое время был найден и пассажирский самолет Ил-14.

Я сразу заметил, что тела погибших были достаточно легко опознаваемы, в то время как на месте падения нашего самолета определить, кто был кто, практически не представлялось возможным — трупы были изуродованы, разорваны взрывом. Кроме того, на «Ильюшине» даже не было следов пожара, он лежал, распластавшись по земле с сильно поврежденной нижней частью фюзеляжа. Потом уже мы установили, что он прошёл выше транспортного самолета, и тот либо килем, либо винтом распорол ему днище. Люди, тела которых мы обнаружили, просто выпадали из самолёта, который, впрочем, всё равно был обречён. Сколько в нём было пассажиров, сказать не могу — этим самолётом приехала заниматься другая группа, я вскоре возвратился к нашему АН-12.

Часов в 9 утра на место катастрофы прибыл командующий Военно-транспортной авиацией маршал Н. Скрипко, через несколько минут появился командующий ВДВ генерал армии В. Маргелов, другие ответственные лица. Все были в ужасном состоянии от сознания масштаба трагедии — на борту нашего самолета находились 91 десантник и 5 летчиков.

- Известно ли что-нибудь об обстоятельствах, предшествующих катастрофе?

- Из разговора с сотрудниками наземных служб, управлявших полётом этих самолетов, мне стало известно, что пилот Ил-14 неоднократно запрашивал разрешения на снижение высоты полёта, так как на той высоте, на которой он шёл, была сильная болтанка. Менять высоту, ему было категорически запрещено. Потом было установлено, что командир пассажирского самолёта самовольно сменил эшелон. И в результате этой халатности, а я считаю — самого настоящего преступления, произошло столкновение самолётов.

Поскольку ни с Ил-14, ни с АН-12 не было принято никаких сообщений, никаких сигналов бедствия, становится ясно, что события развивались достаточно стремительно, и повреждённым самолётам жить оставалось буквально секунды…

 

 

Оставить комментарий

Авторское право © 2019 Союз Десантников Крыма.