Тот, кто носит, или когда-либо носил голубые погоны с десантными эмблемами, всю жизнь будет с гордостью произносить слова: Я - ДЕСАНТНИК!""Десантник - это концентрированная воля, сильный характер и умение идти на риск.""ВДВ - это мужество высшего класса, храбрость первой категории, боевая готовность номер один". "Тот, кто ни разу не покидал самолет, откуда города и села кажутся игрушечными, кто ни разу не испытывал радости и страха свободного падения, свист в ушах, струю ветра, бьющего в грудь, тот никогда не поймет чести и гордости десантника". "Истинную цену жизни знает только десантник. Ибо он чаще других смотрит смерти в глаза". "Десантники - это люди, которые могут стать седыми или остаться вечно молодыми в памяти людей". "ВДВ - это мужество, стойкость, успех, натиск, престиж". "Прыжок не самоцель, а средство вступления в бой". "С любых высот - в любое пекло!" Кто обидит Россию, будет иметь дело с ВДВ. Победа не за тем у кого сила, а за тем у кого правда.

50 ЛЕТ – СОВЕТСКО-КИТАЙСКОМУ ПОГРАНИЧНОМУ КОНФЛИКТУ НА ОСТРОВЕ ДАМАНСКОМ

Пограничный конфликт на острове Даманском

В связи с идеологическими разногласиями в ходе культурной революции в Китае и после Пражской весны 1968 года, когда власти КНР заявили, что СССР встал на путь «социалистического империализма», отношения между станами особо обострились.

Остров Даманский, входивший в состав Пожарского района Приморского края, находился с китайской стороны от главного русла Уссури. Его размеры составляют около 1700-1800 м с  севера  на  юг  и около 600-700 м с  запада  на  восток (площадь около 0,74 км²). В период паводков остров практически полностью скрывается под водой, а заливные луга являются ценным природным ресурсом. Однако на острове есть несколько кирпичных зданий.

С начала 1960-х годов обстановка в районе острова накалялась. По заявлениям советской стороны, группы гражданских лиц и военнослужащих стали систематически нарушать пограничный режим и выходить на советскую территорию, откуда всякий раз выдворялись пограничниками без применения оружия. Поначалу на территорию СССР по указанию китайских властей заходили крестьяне и демонстративно занимались там хозяйственной деятельностью: покосами и выпасом скота, заявляя, что находятся на китайской территории. Число таких провокаций резко возросло: в 1960 году их было 100, в 1962-м - более 5000. Затем стали совершаться нападения хунвэйбинов на пограничные патрули. Счёт подобным событиям шёл на тысячи, в каждом из них были задействованы до нескольких сотен человек. 4 января 1969 года на острове Киркинском (Цилициньдао) была проведена китайская провокация с участием 500 человек.

Герой Советского Союза Юрий Бабанский, служивший в год конфликта на погранзаставе в звании младшего сержанта, вспоминал: «…в феврале неожиданно получил назначение на должность командира отделения заставы, начальником которой был старший лейтенант Иван Стрельников. Прихожу на заставу, а там, кроме повара, никого нет. „Все, - говорит, - на берегу, с китайцами дерутся“. Я, конечно, автомат на плечо - и к Уссури. А там и в самом деле драка. Китайские пограничники перешли Уссури по льду и вторглись на нашу территорию. Вот Стрельников и поднял заставу „в ружьё“. Наши-то парни и повыше, и поздоровее были. Но и китайцы не лыком шиты - ловкие, увёртливые, на кулак не лезут, всячески пытаются увернуться от наших ударов. Пока всех отмолотили, часа полтора прошло. Но без единого выстрела. Только по морде. Я ещё тогда подумал: „Весёлая застава“».

По китайской версии событий, советские пограничники сами «устраивали» провокации и избивали граждан КНР, занимавшихся хозяйственной деятельностью там, где они всегда это делали. В ходе Киркинского инцидента советские пограничники применили БТР для вытеснения мирных граждан, а  7 февраля 1969 года сделали несколько одиночных автоматных выстрелов в направлении китайского погранотряда.

Неоднократно было отмечено, что ни одно из подобных столкновений, по чьей бы вине оно ни происходило, не могло вылиться в серьёзный вооружённый конфликт без одобрения властей. Утверждение, что события вокруг острова Даманского 2 и 15 марта стали результатом тщательно спланированной именно китайской стороной акции, сейчас наиболее широко распространено, в том числе прямо или косвенно признаётся многими китайскими историками. Например, Ли Даньхуэй пишет, что в 1968-1969 годах ответ на «советские провокации» ограничивали директивы ЦК КПК, лишь 25 января 1969 года было разрешено спланировать «ответные военные действия» у острова Даманского силами трёх рот. 19 февраля на это дали согласие Генеральный штаб и МИД КНР. Существует версия, согласно которой руководство СССР было заранее через маршала Линь Бяо осведомлено о предстоящей акции китайцев, вылившейся в конфликт.

В разведывательном бюллетене Государственного департамента США, датированном 13 июля 1969 года: «Китайская пропаганда делала упор на необходимость внутреннего единства и побуждала население готовиться к войне. Можно счесть, что инциденты были подстроены исключительно для укрепления внутренней политики».

Бывший резидент КГБ в Китае Юрий Дроздов утверждал, что разведка своевременно (ещё при Хрущёве) и весьма полно предупреждала советское руководство о готовящейся вооружённой провокации в районе Даманского.

В ночь с 1 на 2 марта 1969 года около 77 китайских военнослужащих в зимнем камуфляже, вооружённых карабинами СКС и (частично) автоматами Калашникова, переправились на Даманский и залегли на более высоком западном берегу острова.

Группа оставалась незамеченной до 10:20, когда на 2-ю заставу «Нижне-Михайловка» 57-го Иманского пограничного отряда поступил доклад от поста наблюдения, что в направлении Даманского движется группа вооружённых людей численностью до 30 человек. На место событий на автомобилях ГАЗ-69 и ГАЗ-66 и одном БТР-60ПБ (№ 04) выехали 32 советских пограничника, в том числе начальник заставы старший лейтенант Иван Стрельников. В 10:40 они прибыли к южной оконечности острова. Пограничники разделились на две группы. Первая группа под командованием Стрельникова направилась к группе китайских военнослужащих, стоявших на льду юго-западнее острова. Вторая группа под командованием сержанта Владимира Рабовича должна была прикрывать группу Стрельникова с южного берега острова, отсекая группу китайских военнослужащих (около 20 человек), направившихся вглубь острова.

Около 10:45 Стрельников выразил протест по поводу нарушения границы и потребовал от китайских военнослужащих покинуть территорию СССР. Один из китайских военнослужащих поднял руку вверх, что послужило сигналом к открытию огня китайцами по группам Стрельникова и Рабовича. Момент начала вооружённой провокации удалось зафиксировать на фотоплёнку военному фотокорреспонденту рядовому Николаю Петрову. К этому моменту группа Рабовича вышла за земляной вал и попала в засаду на берегу острова, и по пограничникам был открыт огонь из стрелкового оружия. Стрельников и следовавшие за ним пограничники (семеро человек) погибли, тела пограничников были сильно изуродованы китайскими военнослужащими. В скоротечном бою практически полностью погибло отделение пограничников под командованием сержанта Рабовича (11 человек) - в живых остались рядовой Геннадий Серебров и ефрейтор Павел Акулов, впоследствии захваченный в плен в бессознательном состоянии (тело Акулова с многочисленными следами пыток было передано советской стороне 17 апреля 1969 года).

Получив донесение о стрельбе на острове, начальник соседней 1-й заставы «Кулебякины сопки» старший лейтенант Виталий Бубенин выехал на БТР-60ПБ (№ 01) и ГАЗ-69 с 23 бойцами на помощь. По прибытии к острову в 11:30 Бубенин занял оборону совместно с группой Бабанского и двумя БТР. Огневой бой продолжался около 30 минут, китайцы начали обстрел боевых порядков пограничников миномётами. В бою на БТР Бубенина отказал станковый пулемёт, вследствие чего пришлось вернуться на исходную позицию для его замены. После этого он решил направить свой БТР в тыл китайцам, огибая по льду северную оконечность острова, выйдя по протоке Уссури к выдвигающейся к острову пехотной роте китайцев, и начал вести по ней огонь, уничтожив роту на льду. Но вскоре БТР был подбит, и Бубенин принял решение выйти со своими бойцами к советскому берегу. Достигнув БТР № 04 погибшего Стрельникова и пересев в него, группа Бубенина двинулась вдоль позиций китайцев и уничтожила их командный пункт, однако БТР был подбит при попытке забрать раненых. Китайцы продолжали атаковать боевые позиции советских пограничников у острова. Помощь пограничникам в эвакуации раненых и подвозе боеприпасов оказывали жители деревни Нижнемихайловки  и военнослужащие автомобильного батальона в/ч 12370.

Командование оставшимися в живых пограничниками взял на себя младший сержант Юрий Бабанский, чьё отделение успело скрытно рассредоточиться у острова из-за задержки с выдвижением с заставы и совместно с экипажем БТР приняло огневой бой.

Бабанский вспоминал: «Через 20 минут боя из 12 ребят в живых осталось восемь, ещё через 15 - пять. Конечно, ещё можно было отойти, вернуться на заставу, дождаться подкрепления из отряда. Но нас охватила такая лютая злоба на этих сволочей, что в те минуты хотелось только одного - положить их как можно больше. За ребят, за себя, за эту вот пядь никому не нужной, но всё равно нашей земли».

Около 13:00 китайцы начали отступление.

В бою 2 марта погиб 31 советский пограничник, 14 получили ранения. Потери китайской стороны (по оценке комиссии КГБ СССР под председательством генерал-полковника Н.С. Захарова) составили 39 человек убитыми.

Около 13:20 к Даманскому прибыл вертолёт с командованием Иманского погранотряда и его начальником  полковником  Демократом Леоновым  и подкрепление с соседних застав, задействованы резервы Тихоокеанского и Дальневосточного пограничных округов. На Даманский выходили усиленные наряды пограничников, а в тылу была развёрнута 135-я мотострелковая дивизия Советской армии с артиллерией и установками системы залпового огня БМ-21 «Град». С китайской стороны готовился к боевым действиям 24-й пехотный полк численностью 5 тыс. человек.

3 марта в Пекине прошла демонстрация около советского посольства.

4 марта в китайских газетах «Жэньминь жибао» и «Цзефанцзюнь бао» вышла передовица «Долой новых царей!», возлагавшая вину за инцидент на советские войска, которые, по мнению автора статьи, «двинутые кликой ревизионистов-ренегатов, нагло вторглись на остров Чжэньбаодао на реке Усулицзян в провинции Хэйлунцзян нашей страны, открыли ружейный и пушечный огонь по пограничникам Народно-освободительной армии Китая, убив и ранив многих из них». В советской газете «Правда» в тот же день была опубликована статья «Позор провокаторам!» По словам автора статьи, «вооружённый китайский отряд перешёл советскую государственную границу и направился к острову Даманскому. По советским пограничникам, охранявшим этот район, с китайской стороны был внезапно открыт огонь. Имеются убитые и раненые».

7 марта уже посольство КНР в Москве подверглось пикетированию. Демонстранты закидали здание пузырьками с чернилами.

14 марта в 11:15 пограничники заметили группу китайцев, которая двигалась в направлении острова. Пограничники обстреляли группу. Это вынудило китайцев отойти на свой берег. В 15:00 поступил приказ убрать подразделения пограничников с острова. Сразу после отхода советских пограничников остров стали занимать китайские солдаты. В ответ на это восемь бронетранспортёров под командованием начальника  мотоманевренной группы 57-го погранотряда подполковника Е.И. Яншина в боевом порядке двинулись по направлению к Даманскому. Китайцы отступили на свой берег. В 20:00 пограничникам поступил приказ занять остров. Той же ночью там окопалась группа Яншина в составе 45 человек на четырёх БТР.

Утром 15 марта, после ведения с обеих сторон трансляции через громкоговорители, в 10:00 от 30 до 60 стволов китайской артиллерии и миномётов начали обстрел советских позиций, а три роты китайской пехоты перешли в наступление. Завязался бой. От 400 до 500 китайских солдат заняли позиции у южной части острова и приготовились зайти в тыл группе Яншина. Два БТР его группы были подбиты, связь испорчена. Четыре танка Т-62 под командованием начальника 57-го погранотряда полковника Леонова атаковали китайцев у южной оконечности острова, однако танк Леонова был подбит (по разным версиям, выстрелом из гранатомёта  РПГ-2  или подорвался на противотанковой мине), а сам Леонов был убит выстрелом китайского снайпера при попытке покинуть горящую машину. Усугубляло ситуацию то, что Леонов не знал острова и вследствие этого советские танки слишком близко подошли к китайским позициям, однако ценой потерь не позволили китайцам выйти на остров.

Через два часа, израсходовав боезапас, советские пограничники всё-таки были вынуждены отойти с острова. Стало ясно, что введённых в бой сил не хватает, и китайцы значительно превосходят отряды пограничников численно. В 17:00 в критической ситуации, в нарушение указания Политбюро ЦК КПСС не вводить в конфликт советские войска, по приказу командующего войсками Дальневосточного военного округа генерал-лейтенанта Олега Лосика был открыт огонь из секретных на тот момент реактивных систем залпового огня (РСЗО) БМ-21 «Град». Снаряды уничтожили большую часть материально-технических ресурсов китайской группировки и военных, включая подкрепление, миномёты, штабеля снарядов. В 17:10 в атаку пошли мотострелки 2-го мотострелкового батальона 199-го мотострелкового полка и пограничники под командованием подполковника Смирнова и полковника Константинова с целью окончательно подавить сопротивление китайских войск. Китайцы начали отход с занятых позиций. Около 19:00 «ожили» несколько огневых точек, после были произведены три новых атаки, но и они были отбиты.

Советские войска вновь отошли на свой берег, а китайская сторона больше не предпринимала масштабных враждебных действий на этом участке государственной границы.

Непосредственное руководство частями Советской Армии, принимавшими участие в конфликте, осуществлял первый заместитель командующего Дальневосточным военным округом Герой Советского Союза генерал-лейтенант Павел Плотников. Именно на долю частей 45-го армейского корпуса выпали события, развернувшиеся на советско-китайской границе вокруг острова Даманского. Корпусом командовал генерал-майор Станислав Ржечицкий.

Всего в ходе столкновений советские войска потеряли убитыми и умершими от ран 58 человек (в том числе четверых офицеров), ранеными 94 человек (в том числе девятерых офицеров). Информация о безвозвратных потерях китайской стороны до сих пор закрыта, они составляют, по разным оценкам, от 100 до 300 человек. В уезде Баоцин расположено мемориальное кладбище, где находится прах 68 китайских военнослужащих, погибших 2 и 15 марта 1969 года. Информация, полученная от китайского перебежчика, позволяет считать, что существуют и другие захоронения.

За проявленный героизм пятеро военнослужащих получили звание Героя Советского Союза: полковник Демократ Леонов (посмертно), старший лейтенант Иван Стрельников (посмертно), младший сержант Владимир Орехов (посмертно), старший лейтенант Виталий Бубенин, младший сержант Юрий Бабанский. Многие пограничники и военнослужащие Советской Армии награждены государственными наградами: трое - орденами Ленина, десятеро - орденами Красного Знамени, 31 - орденами Красной Звезды, десятеро - орденами Славы III степени, 63 - медалями «За отвагу», 31 - медалями «За боевые заслуги».

Подбитый Т-62 (бортовой № 545) советским солдатам вернуть не удалось из-за постоянных китайских обстрелов. Попытка уничтожить его из миномётов не увенчалась успехом, и танк провалился под лёд. Впоследствии китайцы смогли вытащить его на свой берег, и сейчас он стоит в пекинском военном музее.

После таяния льда выход советских пограничников на Даманский оказался затруднён, и препятствовать китайским попыткам его захвата приходилось снайперским и пулемётным огнём. 10 сентября 1969 года было приказано огонь прекратить, видимо, для создания благоприятного фона переговоров, начавшихся на следующий день в пекинском аэропорту.

11 сентября в Пекине  председатель Совета министров СССР  Алексей Косыгин, возвращавшийся с похорон Хо Ши Мина, и премьер Государственного совета КНР Чжоу Эньлай договорились о прекращении враждебных акций и о том, что войска остаются на занятых позициях, не выходя на Даманский.

20 октября 1969 года прошли новые переговоры глав правительств СССР и КНР, удалось достичь соглашения о необходимости пересмотра советско-китайской границы. Далее был проведён ещё ряд переговоров в Пекине и Москве, и в 1991 году остров Даманский отошёл к КНР.

 

 

 

Оставить комментарий

Авторское право © 2019 Союз Десантников Крыма.