Тот, кто носит, или когда-либо носил голубые погоны с десантными эмблемами, всю жизнь будет с гордостью произносить слова: Я - ДЕСАНТНИК!""Десантник - это концентрированная воля, сильный характер и умение идти на риск.""ВДВ - это мужество высшего класса, храбрость первой категории, боевая готовность номер один". "Тот, кто ни разу не покидал самолет, откуда города и села кажутся игрушечными, кто ни разу не испытывал радости и страха свободного падения, свист в ушах, струю ветра, бьющего в грудь, тот никогда не поймет чести и гордости десантника". "Истинную цену жизни знает только десантник. Ибо он чаще других смотрит смерти в глаза". "Десантники - это люди, которые могут стать седыми или остаться вечно молодыми в памяти людей". "ВДВ - это мужество, стойкость, успех, натиск, престиж". "Прыжок не самоцель, а средство вступления в бой". "С любых высот - в любое пекло!" Кто обидит Россию, будет иметь дело с ВДВ. Победа не за тем у кого сила, а за тем у кого правда.

75 ЛЕТ ДНЕПРОВСКОЙ ВОЗДУШНО-ДЕСАНТНОЙ ОПЕРАЦИИ


Сегодня празднует день рождения
Сафаров Андрей Романович



ПОЗДРАВЛЯЕМ!!!


Сегодня празднует день рождения
Кибальников Алексей Викторович



ПОЗДРАВЛЯЕМ!!!

Фото десантников из 3-й воздушно-десантной бригады

«Букринский десант»

Днепровская воздушно-десантная операция («Букринский десант») — операция Красной Армии по высадке воздушного десанта в тыл немецких войск в ходе битвы за Днепр. Проводилась с 24 сентября по 28 ноября 1943 года с целью содействия войскам Воронежского фронта в форсировании Днепра. Наряду с Вяземской воздушно-десантной операцией является крупнейшей воздушно-десантной операцией РККА в годы войны.

Продолжительное время после войны об этой операции упоминалось лишь в специальной литературе и в отдельных журнальных и газетных статьях. Причина — просчёты военного оперативного командования и разведки, которые привели к серьезным потерям во время операции.

 План и подготовка

 Осенью 1943 года гитлеровские войска, испытавшие трудные поражения под Сталинградом и на Курской дуге, были отброшены за Днепр. Они не теряли надежды взять реванш, создав на берегах этой большой реки так называемый «Восточный вал» — мощную двойную полосу оборонительных укреплений.

 Решение о проведении Днепровской операции принято директивой Ставки Верховного Главнокомандования от 17 сентября 1943 года. Планом наступления войск Воронежского фронта (командующий генерал армии Н.Ф. Ватутин), предусматривалось накануне форсирования Днепра выбросить в течение двух ночей воздушный десант в Букринской излучине (район сёл Великий Букрин и Малый Букрин Киевской области), захватить плацдарм, перерезать основные пути сообщения, ведущие к Днепру и не допустить подхода к западному берегу Днепра резервов противника. Тем самым обеспечить успешное ведение боя за расширение плацдармов на Днепре в районе Великого Букрина. Однако, пока производилась подготовка операции, советские войска 3-й гвардейской танковой армии уже форсировали Днепр у Великого Букрина в ночь на 22 сентября 1943 года. План операции при этом изменён не был, таким образом, десант получил чисто оборонительную задачу — не допускать подкрепления противника к уже захваченному Букринскому плацдарму.

Выполнение этой зaдачи возлагалось на 1-ю, 3-ю, и 5-ю воздушно-десантные бригады (вдбр), объединённые для удобства управления в воздушно-десантный корпус (около 10 000 человек, 24 орудия калибра 45 мм, 180 миномётов калибров 50 и82 мм, 378 противотанковых ружей, 540 пулемётов). Командиром корпуса был назначен заместитель командующего воздушно-десантными войсками генерал-майор И.И. Затевахин. Ответственность за подготовку к высадке возлагалась на командующего ВДВ генерал-майора А.Г. Капитохина, но к планированию операции в штабе фронта ни он, ни Затевахин допущены не были. Для десантирования были выделены 150 бомбардировщиков Ил-4 и В-25 «Митчелл», 180 транспортных самолётов Ли-2, 10 самолетов-буксировщиков и 35 десантных планёров А-7 и Г-11. Авиационное прикрытие десанта осуществляла 2-я воздушная армия (командующий генерал-полковник авиации С.А. Красовский), координацию действий всех авиационных сил в операции осуществлял заместитель командующего авиацией дальнего действия генерал-лейтенант авиации Н.С. Скрипко. Для дальнейшей поддержки действий десанта выделялись части дальнобойной артиллерии и авиации, были назначены офицеры-корректировщики (с десантом выброшены не были).

Исходными аэродромами для вылета самолётов с десантом стали Лебедин, Смородино, Богодухов.

 Недостатки при подготовке операции

 При подготовке операции были совершены серьёзные ошибки, следствием которых стала неудача операции:

1. Действия воздушно-десантных бригад были разобщены. Созданный воздушно-десантный корпус остался чисто административным объединением, его штаб к планированию операции не привлекался и в ходе операции не десантировался. Командование воздушно-десантными бригадами осуществлял непосредственно командующий фронтом, координирование их действий не предусматривалось.

2. План операции готовился в спешке: 17 сентября издана директива Ставки, а 19 сентября план уже был готов и утвержден представителем Ставки Маршалом Советского Союза Г.К. Жуковым.

3. Разведка будущей полосы действий десанта не производилась. Накануне операции в ней были сосредоточены крупные силы противника (5 дивизий, в том числе 1 танковая, 1 моторизованная), спешно переброшенные на этот участок как на наиболее вероятный рубеж выхода советских войск к Днепру. Этот факт не был замечен советской разведкой. Поэтому вся операция изначально была обречена — вместо засад против вражеских колонн и разгрома подходящих резервов на марше десантникам пришлось вести бой с уже вышедшими на рубежи обороны немецкими резервами.

4. Сроки подготовки операции оказались нереальными — сосредоточение бригад на исходных аэродромах завершилось не 21-го (как по плану), а 24 сентября, за несколько часов до начала операции.

5. Н.Ф. Ватутин объявил решение на операцию только в середине дня 23 сентября, причём не командирам частей, а командующему ВДВ, которому пришлось выезжать в штаб корпуса и вызывать командиров бригад. Те, в свою очередь, разработали задачи подразделениям и объявили их днём 24 сентября, за несколько часов до посадки десанта в самолёты. В итоге личный состав практически не знал своих задач в предстоящей операции, инструктаж бойцов производился уже в полёте. Ни о какой подготовке взаимодействия подразделений в предстоящем бою, таким образом, не было даже речи.

6. Отсутствие организации управления в тылу врага: штабы летели в полном составе в одних самолётах (но без раций и радистов), запасные группы управления отсутствовали.

7. Место высадки десанта не было оборудовано сигналами — подготовленная для этого группа обеспечения по неизвестным причинам выброшена не была.

 Ход боевых действий

 Вылет первых самолётов начался в 18:30, 24 сентября. Сама операция по высадке производилась в большой неразберихе — возникла путаница из-за непроработанной посадки в самолёты, были задержки с подачей автомашин-бензозаправщиков, из-за изношенности поданных самолётов в них загружалось меньше бойцов, чем было предусмотрено. В итоге вместо 500 вылетов на десантирование было выполнено только 296. Выброска первого эшелона десанта (3-я вдбр, часть сил 5-й вдбр) была осуществлена в ночь на 24 сентября в сложных условиях при сильном зенитном огне противника. В результате многие экипажи самолётов потеряли ориентировку и произвели выброску десантников не в районе высадки. При этом 13 самолётов не нашли свои районы высадки и вернулись на аэродромы с десантниками. Экипаж одного самолёта высадил бойцов прямо в Днепр (все утонули), а некоторые — над позициями своих войск (так оказались высажены 230 десантников, причём некоторые из них даже не над плацдармом, а на восточном берегу Днепра). Места высадки бойцов из нескольких самолётов вообще установить не удалось, об их судьбе ничего не известно.

Но и в намеченном районе высадки она из-за зенитного огня производилась неправильно — с высоты в 2000 метров вместо 600 и на большой скорости. В результате десантники оказались разбросаны в обширном районе (полоса высадки превысила 60 километров) и приземлялись поодиночке, а не подразделениями. Основная часть десантников, оказалась в расположении вражеских войск и понесла большие потери. Связь штаба фронта с бригадами была потеряна и дальнейшее десантирование прекращено. Не успевшие десантироваться части 5-й воздушно-десантной бригады были возвращены на исходные аэродромы.

Всего к утру 25 сентября было выброшено: из 3-й вдбр — 3050 человек, из 5-й вдбр — 1525 человек, всего 4575 парашютистов (из них 230 — над своей территорией) и 660 контейнеров со снабжением. Ещё 2017 человек и 590 контейнеров, а также вся артиллерия и миномёты выброшены не были.

Выброшенные десантники оказались в исключительно тяжёлом положении — мелкими группами и поодиночке они находились в густо насыщенной войсками противника полосе, и вели неравный бой при острейшем недостатке боеприпасов, только легким стрелковым оружием, не зная местность и обстановку. Большое число бойцов погибло в первые часы операции: по донесению немецкого командования, в течение суток 25 сентября уничтожены 692 десантника, ещё 209 захвачены в плен. Каждая группа десантников действовала самостоятельно — одни пробивались подальше от линии фронта к партизанам, другие наоборот пытались прорваться через фронт на Букринский плацдарм. В лесу восточнее села Грушево исключительно упорный бой вели примерно 150 бойцов из состава 3-й вдбр. Все они геройски погибли, уничтожив большое количество солдат противника. К вечеру 25 сентября вели бой примерно 35 групп десантников численностью до 2 300 человек. Не владея информацией о положении десанта, командование фронтом отказалось от высадки второго эшелона десанта — 1-й воздушно-десантной бригады, запланированной в ночь на 26 сентября.

 Действия в тылу врага

 К концу сентября наиболее крупные группы десантников действовали в районе Каневского леса (600 человек), у села Черныши (200 человек), четыре группы общей численностью до 300 человек — в районе Яблонова. Все они не имели связи с командованием фронта. При попытках связаться с десантом 26-28 сентября погибли три заброшенные в тыл группы радистов и был сбит самолёт, после чего попытки установить связь с бойцами десанта были прекращены.

Уцелевшие радисты десанта тоже не могли установить связь с фронтом, потому что офицеры, имевшие при себе коды связи, все погибли при высадке. Только 5 или 6 октября во многом случайно радиосвязь удалось установить.

К 5 октября командир 5-й вдбр подполковник П.М. Сидорчук объединил ряд групп, действовавших в Каневском лесу (южнее города Канев, около 1 200 человек). Он сформировал из уцелевших бойцов сводную бригаду, установил взаимодействие с местными партизанами (до 900 человек), и организовал ведение активных боевых действий в тылу врага. Когда 12 октября противнику удалось окружить район базирования 5-й бригады, в ночь на 13 октября, в ночном бою, было прорвано кольцо окружения и бригада с боем прорвалась из Каневского леса на юго-восток в Таганчанский лес (в 15-20 километрах севернее города Корсунь-Шевченковский). Там бойцы вновь развернули активные диверсионные действия, парализовали движение по железной дороге и уничтожили несколько гарнизонов. Когда противник стянул туда крупные силы с танками, бригада совершила повторный прорыв, перейдя на 50 километров в район западнее Черкасс.

Там была установлена связь с 52-й армией 2-го Украинского фронта, в полосе наступления которой оказалась бригада. Действуя по единому плану, совместным ударом с фронта и с тыла, десантники оказали большую помощь частям армии в форсировании Днепра на этом участке 13 ноября. В результате были захвачены три крупных села — опорные узлы обороны, нанесены значительные потери противнику, обеспечены успешное форсирование Днепра частями 52-й армии и захват плацдарма в районе Свидовок, Секирна, Лозовок. В дальнейшем части бригады вели боевые действия на этом плацдарме, сыграв большую роль в его расширении. 28 ноября все десантные части были выведены из боя и отведены в тыл на переформирование. Как свидетельствуют архивные документы, на момент вывода из боёв в этих двух бригадах насчитывалось меньше, чем полторы тысячи бойцов (по некоторым данным — лишь 500), из 4575… Вечная слава героям!

 Оценка Ставки

 Проведение операции было очень негативно оценено И.В. Сталиным, направившим директиву следующего содержания:

Директива ставки ВГК № 30213 Командующему войсками Воронежского фронта, представителям ставки О причинах неудачи воздушного десанта на Воронежского фронте и об изъятии воздушно-десантных бригад из подчинения командования фронта. 3 октября 1943 г. 01 ч. 40 мин.

«Констатирую, что первый воздушный десант, проведённый Воронежским фронтом 24 сентября, провалился, вызвав массовые ненужные жертвы. Произошло это не только по вине тов. Скрипко, но и по вине тов. Юрьева (псевдоним Г.К. Жукова) и тов. Ватутина, которые должны были контролировать подготовку и организацию выброски десанта.

Выброска массового десанта в ночное время свидетельствует о неграмотности организаторов этого дела, ибо, как показывает опыт, выброска массового ночного десанта даже на своей территории сопряжена с большими опасностями.

Приказываю оставшиеся полторы воздушно-десантные бригады изъять из подчинения Воронежского фронта и считать их резервом Ставки». И. СТАЛИН

 Итоги операции

 Операция не достигла поставленных целей. Многочисленные ошибки и недостатки в её подготовке сорвали первоначальный план операции. Однако десантники активными действиями оттянули на себя крупные силы противника и нанесли ему значительные потери в живой силе и технике. По советским данным, было уничтожено до 3000 немецких солдат, уничтожено 15 эшелонов, 52 танка, 6 самоходных орудий, 18 тягачей и 227 автомашин.

Личный состав десанта, сражаясь в тылу врага, проявил массовый героизм, мужество и стойкость в боях. Звание Героя Советского Союза было присвоено командирам воздушно-десантных батальонов майору А.А. Блувштейну, старшему лейтенанту С.Г. Петросяну, бронебойщику младшему сержанту И.П. Кондратьеву.

 

 

Оставить комментарий

Авторское право © 2018 Союз Десантников Крыма.