Тот, кто носит, или когда-либо носил голубые погоны с десантными эмблемами, всю жизнь будет с гордостью произносить слова: Я - ДЕСАНТНИК!""Десантник - это концентрированная воля, сильный характер и умение идти на риск.""ВДВ - это мужество высшего класса, храбрость первой категории, боевая готовность номер один". "Тот, кто ни разу не покидал самолет, откуда города и села кажутся игрушечными, кто ни разу не испытывал радости и страха свободного падения, свист в ушах, струю ветра, бьющего в грудь, тот никогда не поймет чести и гордости десантника". "Истинную цену жизни знает только десантник. Ибо он чаще других смотрит смерти в глаза". "Десантники - это люди, которые могут стать седыми или остаться вечно молодыми в памяти людей". "ВДВ - это мужество, стойкость, успех, натиск, престиж". "Прыжок не самоцель, а средство вступления в бой". "С любых высот - в любое пекло!" Кто обидит Россию, будет иметь дело с ВДВ. Победа не за тем у кого сила, а за тем у кого правда.

30 ЛЕТ НАЗАД, В АФГАНИСТАНЕ, В ХОДЕ ОПЕРАЦИИ «МАГИСТРАЛЬ», БОЙЦЫ ВДВ ВПИСАЛИ ОЧЕРЕДНУЮ ГЕРОИЧЕСКУЮ СТРАНИЦУ В ИСТОРИЮ НАШИХ ВОЙСК


Сегодня празднует день рождения
Утманцев Александр Сергеевич



ПОЗДРАВЛЯЕМ!!!

Особое место в операции «Магистраль» отводилось уничтожению базового района Сарана. Основную роль в его захвате сыграл 345-й гвардейский отдельный орденов Суворова, Красного Знамени, имени 70-летия Ленинского комсомола парашютно-десантный полк, под командованием Героя Советского Союза, гвардии подполковника Валерия Востротина. 9-я рота этого полка, 7 января 1988 г., приняла бой на высоте с отметкой 3234, вошедший в нашу историю как беспримерный подвиг советских солдат, геройски выполнивших свой воинский долг.

Цель операции состояла в разгроме районов дислокации противника и создании условий для беспрепятственной доставки гражданских и военных грузов из Гардеза в Хост. Наряду с военными эта операция преследовала и политические цели: срыв замыслов руководства оппозиции по отторжению округа Хост от Республики Афганистан и размещению на его территории своего «правительства».

Кроме того, планировалось развеять миф о якобы непобедимости пуштунского племени джадран, которое блокировало эту дорогу.

В ходе операции ударами авиации и огнём артиллерии было нанесено поражение вооружённым отрядам оппозиции, мотострелковые части (108-й мсд и 191-го омсп) захватили предперевальный участок. Решающий вклад в достижение успеха операции внесли десантники 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии Павла Грачёва, захватившие перевал Сатекундав, названный западными СМИ «неприступным бастионом, о который русские сломают себе зубы».

Был блокирован маршрут и обеспечена проводка колонн из Гардеза в Хост.

В провинции Пактия были разгромлены главные силы моджахедов и их базы, захвачено большое количество боеприпасов и военного снаряжения.

Вот как описывал те события И. Печерских:

В декабре 1987-го — январе 1988 года в Афганистане проводилась крупная армейская операция «Магистраль» по деблокированию находящегося в течение восьми лет в окружении противников города Хост — административного центра одноимённой провинции. Операцией руководил лично командующий 40-й армией Борис Громов. В декабре наш 345-й отдельный парашютный десантный полк под командованием В. Востротина получил задачу уничтожить противника в базовом районе Сарана, близ границы с Пакистаном, закрепиться на господствующих высотах и не допустить прорыва «духов» в направлении дороги Гардез — Хост, установление контроля над которой и было основной задачей операции «Магистраль».

Наш 3-й батальон, в который входили 8-я и 9-я парашютно-десантные роты под командованием гвардии майора Николая Ивоник, вёл боевые действия на правом фланге полка в непосредственной близости от границы. В составе 3-го батальона мы вывели в горы 85-90 человек. Противник сразу же начал оказывать жесточайшее сопротивление. Практически все выгодные высоты в районе боевых действий были заняты «духами» и захватывались с боем.

В конце декабря, под Новый год, батальон практически вышел на задачу, 8-я рота заняла три своих высоты и закрепилась на них, 9-я рота и управление батальона вышли на подступы к высотам 3234, 3228. Эти две высоты, с которых отлично просматривалась вся дорога Гардез — Хост на протяжении 20-30 километров и все более низкие высоты, которые были уже заняты нашими войсками. Противник с этих высот корректировал огонь своей артиллерии практически по всей армейской группировке.

27 декабря разведвзвод батальона старшего лейтенанта Алексея Смирнова под прикрытием огня 9-й роты захватил высоту 3228. Оставалась высота 3234. Первый штурм окончился неудачно. Взвод гвардии старшего лейтенанта Виктора Гагарина оказался в огневом мешке. Гагарин остался прикрывать отход своего взвода и не успел отойти вовремя сам. Честно говоря, я посчитал его убитым, хотя буквально через час он дал о себе знать по радиосвязи.

В это время на позиции взвода был подтянут ещё один взвод 9-й роты, и с наступлением темноты в ходе штурма после артиллерийской подготовки высота была захвачена. На высоту 3234 подтянулся ещё один взвод 9-й роты. Командир полка В. Востротин утвердил моё решение сосредоточить все три взвода 9-й парашютно-десантной роты в районе этой высоты, так как именно она была стратегически важной.

29 декабря пошли первые колонны по дороге на Хост. В тот день с наступлением заката «духи» начали массированный обстрел со стороны садившегося светила из стрелкового оружия по всем позициям батальона и всего полка. Такие вечерние обстрелы длились вплоть до Рождества.

7 января, как мы уже привыкли, на закате противник начал массированный артиллерийский, реактивный, ствольный и минометный огонь по высотам 3234 и 3228 одновременно. Вместе с тем «духи» с трёх направлений начали штурм высоты 3234. Параллельно с этими действиями противник усилил огонь и по расположениям 1-го батальона полка, так что было непонятно, по какому из направлений будет основной удар противника.

Первым на высоте погиб гвардии ефрейтор Андрей Федотов из группы артиллерийского корректировщика гвардии старшего лейтенанта Ивана Бабенко. Потом пулемётчик — Александров. Именно Слава Александров первый открыл огонь по наступающему противнику, дав возможность подразделениям занять огневые позиции. Первая атака «духов» была отбита.

Но в течение ночи на высоту 3234 последовало ещё 12 атак. Командир полка вновь утвердил моё решение снять с позиции два взвода 8-й роты и подтянуть к высоте 3234. Такая же задача, выдвинуться на высоту 3234, была поставлена батальонному разведвзводу А. Смирнова.

Вариант отхода с высоты был исключён сразу, так как эвакуировать раненых и убитых было невозможно: для того чтобы вынести одного раненого или убитого, необходимо 4-6 здоровых солдат. Мы просто физически не смогли бы унести всех.

В ходе боя на юго-восточной части высоты 3234 были сосредоточены все взводы 9-й роты. Там же находилась артиллерийская корректировочная группа.

Все атаки противника начинались с массированного артиллерийского и миномётного обстрела с дальнейшим переносом огня вглубь обороны. Противник очень грамотно использовал свое полное преимущество в крупнокалиберных пулемётах, безоткатных орудиях и гранатомётах.

По разным оценкам, в каждой из двенадцати атак, участвовало от 200 до 400 моджахедов одетых в чёрную униформу с прямоугольными чёрно-жёлто-красными нашивками на рукавах. Каждый раз они несли огромные потери, откатывались назад и начинали снова. Был момент, когда исполнявший обязанности командира 9-й роты, спокойный и очень выдержанный офицер Сергей Ткачёв, выругался прямо в эфире: «Да сколько же их здесь! Их все больше!».

По наращиванию сил противника было ясно, что к «духам» подходят резервы. По всем предполагаемым маршрутам их выдвижения, местам сосредоточения противника и сбора их раненых стали работать все приданные мне в ходе боя артиллерийские подразделения полка и армейской группировки.

Артиллерийский корректировщик гвардии старший лейтенант И. Бабенко направлял огонь. При этом Иван спокойно и хладнокровно наводил артиллерию с дальности 7-10 километров и клал снаряды в 20-30 метрах от себя.

Без преувеличения скажу, что этот офицер несколько раз спасал положение. Не один десяток солдат и офицеров обязаны ему жизнью.

С первой атаки «духов» сложилось впечатление, что с нами воюют регулярные войска: очень грамотное применение артиллерии и организация штурма говорили сами за себя. Это подтвердилось впоследствии. Десантники отбивали атаки пакистанского полка коммандос «Чинхатвал».

Артиллерия противника также работала в основном с пакистанской территории. Противник, кроме того, использовал вертолёты переброски резервов и эвакуации раненых. Для охоты за их вертолётчиками командир полка через несколько дней прислал мне расчёт зенитчиков с двумя ПЗРК «Игла».

Командир полка в ходе боя постоянно находился в радиосети «рота – батальон». Для обеспечения устойчивой радиосвязи командующий армией поднял в район высоты самолёт-ретранслятор.

Командующий армией генерал Б. Громов лично контролировал радиосети, в которых мы работали.

Критический момент боя настал ночью, когда у личного состава десантников осталось буквально по одному магазину боеприпасов. Но, к счастью, положение спас приход разведвзвода А. Смирнова, который, пройдя ночью с 15 десантниками с полной загрузкой боеприпасов около 3 километров по горам, вышел на высоту 3234. После этого противник предпринимал последние атаки, но уже с целью забрать свои трупы.

Исход боя был решён. Противник начал отступать. По маршрутам его отхода работал И. Бабенко, корректируя огонь чуть ли не всей артиллерии армейской группировки.

Всего в бою на высоте 3234 из 39 десантников погибли 6 человек, 9 были тяжело ранены. Трое раненых отказались эвакуироваться. Только через трое суток их спустили вниз — стали гноиться раны.

В целом операция «Магистраль» была проведена исключительно успешно и результативно. Была осуществлена проводка автомобильной колонны с продовольствием и предметами первой необходимости в город Хост, который долгие годы находился в блокаде.

Разгромлены основные вооружённые отряды и базы моджахедов в этом районе, захвачено и уничтожено огромное количество вооружения, боеприпасов и военного снаряжения, в том числе 19 ПЗРК, 167 минометов и безоткатных орудий, 156 крупнокалиберных пулемётов и другое вооружение. На 218 складах было захвачено 25 730 реактивных снарядов, 12 012 инженерных мин и фугасов, несколько миллионов штук различных боеприпасов.

В районе боевых действий было снято и обезврежено 1576 мин и фугасов. Большие потери понёс противник и в живой силе. В советских подразделениях, погибло 20 и было ранено 68 военнослужащих.

Успех операции «Магистраль» имел и большое морально-психологическое значение. Поражение моджахедов значительно подорвало авторитет их вооружённых формирований в глазах населения Пактии, округа Хост и всего Афганистана и привело к снижению морально-боевого духа рядовых членов оппозиционных отрядов.

Молодые, 18-20-летние бойцы 9 роты, намертво вцепившись за голые скалы, покрыли себя неувядаемой славой, отбивая атаки многократно превосходящих сил противника. Притом атаки не «духов», а лучшего полка коммандос пакистанской армии – «Чинхатвал».

ВДВ в очередной раз подтвердили делом свой девиз: «Никто, кроме нас!».

Девятая рота: все было не так…

Все,  кто  смотрел  нашумевший  несколько  лет  назад  фильм   Фёдора   Бондарчука  «9 рота», наверняка запомнили его исполненную драматизма развязку: отражая атаки душманов, рота десантников гибнет в неравном бою, так и не дождавшись подкрепления. А потом прилетевший на вертолёте гвардии полковник растерянно спрашивает у единственного уцелевшего бойца, что же произошло со связью…

Участник тех событий Алексей Смирнов утверждает: всё показанное в «основанном на реальных событиях» фильме, известного режиссёра, очень далеко от действительности. И такое право у него есть. 6 января 1988 г. именно разведвзвод гвардии старшего лейтенанта Смирнова пришёл на помощь израсходовавшей боеприпасы 9-й роте 345-го гвардейского отдельного парашютно-десантного полка, принявшей бой на высоте 3234.

…Рапорт на поступление в Рязанское десантное училище рядовой учебной дивизии А. Смирнов написал сразу же после присяги. А потом, когда страна узнала о вводе в Афганистан ограниченного континента советских войск, подал второй, попросив направить его после учебки в зону боевых действий. Ход тогда дали первому рапорту, и «за речку» Смирнов попал уже после училища — командиром разведвзвода парашютно-десантного батальона 345-го полка.

Первое после приезда в Афганистан незабываемое впечатление — шутка, устроенная ему солдатами. Предложив новому взводному помочь подготовиться к первому боевому выходу, разведчики снарядили «не обстрелянному» офицеру такой рюкзак, что он уже через 300 м. горного перехода объявил привал. Выручили догадавшиеся, в чём дело офицеры. Подойдя к уставшему явно раньше времени новичку, они, улыбаясь, облегчили его рюкзак на восемь гранат, четыре упаковки по 120 патронов и три сухпайка. Идти сразу же стало проще.

Наказывать за эту шутку Смирнов никого не стал, обижаться тоже. Зато, быстро уловив, как строятся отношения командиров и подчинённых на войне, уже через месяц завоевал у своих бойцов неподдельный авторитет. Хватило нескольких боевых выходов, чтобы разведчики поняли — их лейтенант настоящий профи. А после очередной успешной операции весь личный состав взвода представили к орденам и медалям.

В горную провинцию Пагман десантников забросили вертолётами. И началось… Сначала адский подъем на заснеженный перевал высотой 4 тысячи метров над уровнем моря и ночёвка в снегу, а утром — спуск вниз и разведпоисковые действия в «нарезанном» комбатом кишлаке. После выполнения задачи – снова подъём в горы и занятие другой господствующей высоты.

И вот тут, поднявшись на горку раньше парашютно-десантных подразделений и получив от комбата указание ждать остальных, Смирнов заподозрил неладное. Пожертвовав привалом, офицер решил проверить соседнюю высоту. И не ошибся: разведчики обнаружили пустующий опорный пункт «духов». Судя по найденной в блиндаже только-только сваренной картошке и еще горячему чаю, нетрудно было догадаться, что в момент их подъема на позициях находилась лишь дежурная смена из нескольких моджахедов. Успей душманы вызвать подкрепление, парашютно-десантной роте было бы не избежать серьёзных потерь: с занятых Смирновым позиций высота, на которую поднимались десантники, хорошо простреливалась. Собранные в «духовском» опорном пункте трофеи тоже впечатляли: зенитная установка, пулемёты, десятки цинков с боеприпасами, немецкий бинокль времен второй мировой, куча спальных мешков. Но один трофей представлял особую ценность: переносной зенитный ракетный комплекс американского производства, за которым уже несколько месяцев по всему Афганистану охотились наши разведчики. Тот самый «Стингер», за который командир полка обещал дать «Героя».

Однако из-за малого срока пребывания на войне Смирнова представили к ордену Красной Звезды. «Такой порядок, — «утешил» старлея комбат. — Пробудь ты здесь не месяц, а хотя бы три, обязательно стал бы Героем Советского Союза». Кстати, полученный за «Стингер» орден стал не только первой, но и самой дорогой для десантника наградой.

А на следующий день после её получения началась крупномасштабная операция «Магистраль», в ходе которой Смирнову, на тот момент уже провоевавшему в Афганистане полгода, и довелось сражаться вместе с 9-й ротой их полка на упомянутой ранее высоте.

В конце ноября 1987 г. 345-й полк перебросили под Гардез с задачей выбить «духов» с господствующих высот вокруг города Хост. В двадцатых числах декабря подразделение гвардии старшего лейтенанта Смирнова без боя заняло высоту 3234, передав её парашютно-десантному взводу 9-й роты. Затем несколько дней разведчики выполняли другие боевые задачи: занимали новые высоты и участвовали в зачистке близлежащего кишлака. Пока 6 января 1989 г. не завязался бой за ту самую высоту 3234.

Обстреляв горку из миномётов и безоткатных орудий, душманы попытались взять её пешей атакой. Но десантура стояла насмерть. Когда в 9-й роте появился первый «двухсотый», комбат приказал Смирнову подняться на высоту, чтобы вынести погибшего Андрея Федотова с поля боя. Но уже буквально через несколько минут поменял решение, приказав Смирнову взять как можно больше боеприпасов и, дойдя до соседней высотки, ждать его дальнейших команд.

Тем временем к обороняющемуся взводу подтянулся и.о. командира 9-й роты с ещё одним взводом. Однако противостоять нарастающим атакам «духов» становилось все сложнее. Выполняя со своими пятнадцатью разведчиками роль близлежащего резерва для уже почти окружённой 9-й роты, Смирнов видел, как моджахеды всё яростнее идут на штурм, как покрытая снегом горка чернеет от взрывов и пороховых газов. При этом комбат упрямо держал его в резерве, думая, что душманы могут попытаться обойти роту с его стороны.

С нескольких сотен метров, которые разделяли Смирнова и сражающуюся 9-ю роту, он хорошо слышал крики врагов: «Москва, сдавайся!». И когда уже поздним вечером с места боя начали доноситься доклады бойцов ротному о кончающихся патронах, Смирнов радировал комбату, что больше тянуть нельзя. Получив добро, разведчики рванули на выручку роте.

В итоге 15 бойцов Смирнова и боеприпасы, которые они доставили, сделали своё дело: после нескольких часов ночного боя боевики отступили. Когда рассвело, на подступах к устоявшей высоте валялось много брошенного оружия, а снег пестрел кровавыми пятнами…

Ну а неделю спустя на злополучной высоте 3234 едва не погиб уже сам Смирнов, оставшийся там с разведвзводом после ухода 9-й роты. Беспокоящий миномётный огонь, который «духи» то и дело открывали по горке, поначалу не наносил десантникам большого урона: и в окопы, и в углублённые в землю палатки осколкам было не залететь. Но в один из дней случилось невероятное. Когда в палатке Алексея пришедшие с соседних высот офицеры отмечали день рождения комсорга батальона Владимира Алексеева, одна из «духовских» мин разорвалась рядом с палаткой. Когда же все высыпали наружу посмотреть воронку, вторая мина ударила прямо по палатке. Никто не погиб лишь по какой-то счастливой случайности.

За последующие годы службы в жизни Алексея Смирнова будет ещё немало горячих точек, других нелёгких испытаний. Но Афганистан, где он получил свой первый боевой опыт, откуда вернулся с орденом Красного Знамени, двумя орденами Красной Звезды, и в котором он потерял лучшего друга — гвардии капитана Олега Юрасова, офицер-десантник всегда будет считать самой главной своей войной. Наверное, именно поэтому Алексей Смирнов, как и тысячи других «афганцев», был так разочарован не имеющим ничего общего с реальными событиями блокбастером.

Участники операции «Магистраль»

от девятой парашютно-десантной роты

345-го гвардейского отдельного парашютно-десантного полка

Офицеры и прапорщики:

Гвардии старший лейтенант Ткачёв Сергей – (и.о. командира) заместитель командира 9-й пдр;

Гвардии старший лейтенант Матрук Виталий — заместитель командира 9-й пдр по политчасти;

Гвардии старший лейтенант Гагарин Виктор — командир 1-го взвода;

Гвардии старший лейтенант Рожков Сергей — командир 2-го взвода;

Гвардии старший лейтенант Бабенко Иван — арткорректировщик;

Гвардии прапорщик Козлов Василий — старшина роты.

Гвардии сержанты и рядовые:

Акулин Сергей;

Александров Вячеслав — погиб;

Бобко Сергей;

Борисов Сергей;

Борисов Владимир;

Веригин Владимир;

Дёмин Андрей;

Каримов Рустам;

Копырин Аркадий;

Криштопенко Владимир — погиб;

Кузнецов Анатолий — погиб;

Кузнецов Андрей;

Коровин Сергей;

Лащ Сергей;

Мельников Андрей — погиб;

Ментешашвили Зураб;

Мурадов Нурматджон;

Медведев Андрей;

Огнев Николай;

Объедков Сергей;

Передельский Виктор;

Пужаев Сергей;

Саламаха Юрий;

Сафронов Юрий;

Сухогузов Николай;

Тихоненко Игорь;

Трутнев Павел;

Федотов Андрей — погиб;

Федоренко Олег;

Фадин Николай;

Цветков Андрей — погиб;

Щиголев Владимир;

Яцук Евгений.

Всего в бою принимало участие 39 человек, погибли шестеро, двадцать восемь получили ранения, из них девять тяжёлые.

 Все десантники за этот бой награждены орденами Боевого Красного Знамени и Красной Звезды, гвардии младший сержант В.А. Александров и гвардии рядовой А.А. Мельников посмертно удостоены звания Героя Советского Союза.

 

 

Оставить комментарий

Авторское право © 2018 Союз Десантников Крыма.