Тот, кто носит, или когда-либо носил голубые погоны с десантными эмблемами, всю жизнь будет с гордостью произносить слова: Я - ДЕСАНТНИК!""Десантник - это концентрированная воля, сильный характер и умение идти на риск.""ВДВ - это мужество высшего класса, храбрость первой категории, боевая готовность номер один". "Тот, кто ни разу не покидал самолет, откуда города и села кажутся игрушечными, кто ни разу не испытывал радости и страха свободного падения, свист в ушах, струю ветра, бьющего в грудь, тот никогда не поймет чести и гордости десантника". "Истинную цену жизни знает только десантник. Ибо он чаще других смотрит смерти в глаза". "Десантники - это люди, которые могут стать седыми или остаться вечно молодыми в памяти людей". "ВДВ - это мужество, стойкость, успех, натиск, престиж". "Прыжок не самоцель, а средство вступления в бой". "С любых высот - в любое пекло!" Кто обидит Россию, будет иметь дело с ВДВ. Победа не за тем у кого сила, а за тем у кого правда.

18 ЯНВАРЯ – 75-ЛЕТИЕ СО ДНЯ НАЧАЛА САМОЙ КРУПНОЙ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ ВЯЗЕМСКОЙ ВОЗДУШНО-ДЕСАНТНОЙ ОПЕРАЦИИ


Сегодня празднует день рождения
Петухов Василий Александрович



ПОЗДРАВЛЯЕМ!!!

Вяземская воздушно-десантная операция

Вяземская воздушно-десантная операция — операция Красной Армии по высадке десанта в тыл немецких войск в ходе Ржевско-Вяземской наступательной операции. Проводилась с 4 января по 28 февраля 1942 года с целью содействия войскам Калининского и Западного фронтов в окружении части сил немецкой группы армий «Центр». Операция стала не только самым массовым воздушным десантом советских войск, но и одной из крупнейших операций такого рода во Второй мировой войне, но увы, затянувшись почти на два месяца, она не привела к достижению желаемых результатов.

Состав десанта:

201-я воздушно-десантная бригада 5-го воздушно-десантного корпуса;

250-й воздушно-десантный полк (майор Н.Л. Солдатов);

Командир 4-гo воздушно-десантного корпуса генерал-майор А.Ф. Левашов

4-й воздушно-десантный корпус (генерал-майор А.Ф. Левашев, с 23 февраля полковник А.Ф. Казанкин) в составе:

Командир 4-гo воздушно-десантного корпуса полковник А.Ф. Казанкин

ставит парашютистам боевую задачу

8-я воздушно-десантная бригада (подполковник А.А. Онуфриев)

Командир 8-й воздушно-десантной бригады подполковник А.А. Онуфриев

и комиссар бригады И.В. Распопов (справа)

9-я воздушно-десантная бригада (полковник И.И. Курышев)

Командир 9-й воздушно-десантной бригады полковник И.Г. Курышев

214-я воздушно-десантная бригада (подполковник Н.Е. Колобовников)

Бойцы 8-й воздушно-десантной бригады перед посадкой на самолеты

К началу января 1942 года под Москвой сложилась чрезвычайно сложная для обеих сторон обстановка. Советские войска, уже почти месяц ведущие активное наступление, были в достаточной степени измотаны, в то время как германские войска, потерпевшие серьёзное поражение, оказались обескровлены и деморализованы. В условиях холодной зимы обе стороны испытывали недостаток снабжения: части Красной армии — из-за того, что далеко оторвались от налаженных коммуникаций и продвигались по выжженной противником территории, немцы — из-за слабости железнодорожной и автомобильной сети, к тому же постоянно подвергавшейся ударам партизан.

Наибольшего успеха в декабрьских боях достигли подразделения Западного фронта. За неполный месяц они прошли с боями от 100 до 300 километров, причём части 10-й армии генерала Голикова и 1-го гвардейского кавалерийского корпуса генерала П.А. Белова далеко опередили своих соседей и, окружив немецкий гарнизон в Сухиничах, вышли на железную дорогу Москва-Брянск севернее города. Передовые части корпуса генерала Белова находились всего в8 километрахот Варшавского шоссе. Правее них вели наступление 50-я, 49-я и 43-я армии, последняя 1 января 1942 года заняла Малоярославец. В немецкой обороне наметился 40-километровый прорыв на линии Сухиничи-Бабынино, создавалась реальная возможность выхода советских войск в район Юхнова на Варшавское шоссе и дальнейшего продвижения к Вязьме — в тыл немецкой 4-й и 4-й танковой армиям и на жизненно важные коммуникации группы армий «Центр».

Для оказания помощи 43-й и 49-й армиям, продвигавшимся с северо-востока по обе стороны Варшавского шоссе, командование Западного фронта решило высадить воздушный десант. Десант должен был перерезать шоссейную дорогу из Медыни на Гжатск, захватить станцию Мятлево и пресечь движение из района Калуги на Вязьму, а также воспрепятствовать отходу войск 57-го армейского корпуса немцев по Варшавскому шоссе от Малоярославца и Алешково через Медынь на Юхнов и прикрыть подходы к станции Мятлево от возможного контрудара противника из района Юхнова.

Основные силы десанта составлял 250-й воздушно-десантный полк майора Н.Л. Солдатова в составе 1300 человек, который предполагалось высаживать посадочным способом. Обеспечить эту высадку должны были два парашютных отряда. Один отряд в составе 202 человек должен был высадиться на аэродроме у Большого Фатьянова (в 5 км восточнее Мятлево, на западном берегу реки Шани), захватить аэродром и подготовить его к приёму посадочного десанта. Второй парашютный отряд из 348 человек выбрасывался в районе сёл Гусево, Бурдуково и Гусаково в 12-15 км северо-западнее Медыни возле шоссе Медынь-Гжатск. Он должен был поставить заслон от продвижения противника со стороны Гжатска, а затем выйти на Варшавское шоссе и, взорвав мост через реку Шаня (в 10 км юго-восточнее Медыни), прикрыть район высадки основных сил от наступления противника со стороны Малоярославца.

Для операции были выделены 21 самолёт ТБ-3 и 10 самолётов ПС-84. Всю высадку предполагалось проводить в четыре рейса — первыми перебрасывались парашютисты, а затем тремя рейсами доставлялись пехотинцы и снаряжение. Однако позднее планы были изменены, и первым рейсом в ночь на 4 января был отправлен только один парашютный отряд для захвата аэродрома Большое Фатьяново, численность которого увеличили до 416 человек. Десант был выброшен в стороне от аэродрома и с боем захватил его только к исходу дня 4 января. Однако из-за начавшейся снежной метели операцию решено было прекратить и высадку посадочного десанта отменить. В дальнейшем парашютисты действовали как диверсанты — они захватили станцию Мятлево, уничтожили находившиеся здесь два эшелона с техникой, а 19 января вышли в расположение 49-й армии.

7  января 1942 года была подписана директива Ставки ВГК, определявшая задачи стратегической операции по окружению и разгрому основных сил группы армий «Центр». Левое крыло Западного фронта силами 43-й, 49-й, 50-й армий и 1-го гвардейского кавкорпуса должно было нанести фланговый удар из района Калуги и Мосальска в общем направлении на Юхнов-Вязьму с одновременным фронтальным наступлением армий правого крыла на Сычевку и Гжатск. Одновременно правое крыло Калининского фронта в составе 22-й и 39-й армий, имея в резерве 29-ю армию, наносило удар с севера на Ржев и Сычевку. Обе ударные группировки должны были встретиться в районе Вязьмы, довершив окончательный разгром основных сил группы армий «Центр».

8  января ударная группировка Калининского фронта прорвала вражескую оборону северо-западнее Ржева. Уже 10 января передовые части 39-й армии перерезали шоссе Ржев-Великие Луки и достигли района Сычевки. Штаб 9-й немецкой армии, оборонявшей ржевский участок фронта, чтобы не попасть в окружение, переместился в Вязьму. Командующий армией генерал-полковник Штраус подал в отставку и был заменён генералом Вальтером Моделем.

На юхновском направлении к середине января тоже наметился успех: подразделения 49-й армии подошли вплотную к станции Мятлево, части 43-й армии заняли Медынь и через Шанский завод продолжали наступление на запад. 14 января 1942 года командующий Западным фронтом Г.К. Жуков отдал приказ: 49-й армии — к 15 января выйти в район Погорелое, 43-й армии — не позднее 16 января овладеть Мятлево, 50-й армии — до 17 января взять Юхнов, 1-му гвардейскому кавалерийскому корпусу Белова — к 20 января прорвать оборону противника и выйти к Вязьме.

Для обеспечения этих действий в ночь на 16 января в помощь наступающим войскам в 20 км северо-западнее Медыни была выброшена усиленная парашютная рота из состава 1-го батальона 201-й вдбр. Десантники действовали на путях отхода немецких войск, а позднее соединились с вышедшими сюда частями 43-й армии.

Отчасти результатом действий этой десантной группы было решение немецкого командования отводить свои подразделения не на северо-запад, а на запад от Медыни. В результате во вражеской обороне образовалась брешь, куда вошла наступавшая севернее 33-я армия генерала М.Г. Ефремова, нарушив контакт между 4-й танковой и 4-й общевойсковой армиями противника. Основные силы 4-й немецкой армии, насчитывавшие под Юхновым до 9 дивизий, оказались под угрозой обхода с севера. Южнее Юхнова к 20-м числам января подразделения правого фланга 10-й армии вышли на железную дорогу Вязьма-Брянск в районе Кирова, нарушив рокадное сообщение между 4-й танковой и 4-й общевойсковой армиями противника. Однако части 50-й армии и корпуса генерала Белова всё ещё стояли в 10-15 км от Варшавского шоссе, а основные силы 10-й армии совместно с 16-й армией были заняты ликвидацией окружённой в Сухиничах группы генерала фон Гильза (6 пехотных батальонов) и отражением контрудара 24-го танкового корпуса немцев, 16 января начавшего наступление из района Жиздры на Сухиничи с целью деблокировать город.

Командир 1-гo гвардейского кавалерийского корпуса генерал-лейтенант П.А. Белов

В этих условиях командование Западного фронта решило поддержать наступление 50-й армии и корпуса Белова высадкой в тылу противника воздушного десанта. Местом высадки десанта был район посёлка Знаменка и деревни Желанье в40 кмюжнее Вязьмы. В задачу десанта входило перерезать шоссе из Вязьмы на Юхнов и железную дорогу Вязьма-Брянск, перехватить коммуникации противника и содействовать войскам Западного фронта в окружении его юхновской группировки. Одновременно наступлением в направлении деревни Темкино десант должен был содействовать продвижению 33-й армии.

В состав десантной группы включался тот же 250-й воздушно-десантный полк, а также 1-й и 2-й батальоны 201-й воздушно-десантной бригады (из состава 5-го воздушно-десантного корпуса). Общая схема высадки оставалась той же, что и при несостоявшейся операции в районе Большого Фатьянова, десант выбрасывался в три приёма — сначала группа парашютистов должна была захватить Знаменский аэродром, через 2,5 часа выбрасывалась стартовая команда для его оборудования и подготовки к приёму посадочного десанта, а затем группами по 3-4 самолёта (во избежание скопления большого количества техники) на аэродром перебрасывались пехотинцы. Для перевозки десантников был выделен 21 самолёт ПС-84, а для транспортировки 45-мм противотанковых орудий предназначались 3 бомбардировщика ТБ-3. Исходным пунктом операции был подмосковный аэродром Внуково.

Из-за сильной метели и низкой облачности намеченная на утро 17 января высадка была перенесена на следующую ночь. В ночь на 18 января 1942 года в районе деревни Желанье с 16 самолётов ПС-84 были выброшены подразделения 201-й вдбр — 2-й батальон капитана Н.Е. Калашникова и две роты 1-го батальона под командованием капитана И.А. Суржика общей численностью 452 бойца. Следующей ночью здесь удалось высадить еще 190 парашютистов (из 10 вылетевших машин часть вернулась по причине плохой погоды). Всего к 8 часам утра 19 января в районе Желанье собралось 642 десантника, общее командование над ними принял капитан Суржик. Предпринятая накануне попытка захватить Знаменский аэродром не увенчалась успехом, поскольку подходы к нему оказались сильно укреплены. Однако в полутора километрах к югу от Знаменки разведывательной группой десанта был обнаружен другой аэродром, куда после расчистки площадки в 17:50 18 января удалось принять четыре самолёта ПС-84 с 65 бойцами стартовой команды. Однако, не имея лыжного шасси, самолеты не смогли взлететь с площадки. На следующий день немцы атаковали аэродром и уничтожили все машины, а стартовая команда и десантники отошли в район Желанье на соединение с главными силами отряда.

Тем временем бойцы капитана Суржика, соединившись с партизанским отрядом А.А. Петрухина (около 1000 человек), с помощью жителей близлежащих сёл начали подготовку снежного аэродрома возле села Плеснево. В ночь на 20 января сюда была принята первая группа самолётов, а всего до 22 января было доставлено 1643 десантника из состава 250-го полка во главе с командиром полка майором Н.Л. Солдатовым, а также вооружение и боеприпасы. Противник обнаружил аэродром и атаковал его с воздуха, при этом было потеряно 3 самолёта ПС-84, а также 27 человек убитыми и 9 ранеными. Всего десантникам было доставлено два 45-мм орудия, 34 миномёта калибром 82 и 50 мм, а также 11 противотанковых ружей.

Уже 20 января 250-й полк получил по радио приказ генерала Г.К. Жукова: «К утру 21 января частью сил захватить Ключи и ударом в тыл противника в направлении Людиново содействовать группе Белова и войти с ней в связь». Вскоре последовало уточняющее распоряжение: «Первое — из района Знаменка, Желанье, Луги не уходить и во что бы то ни стало удержать район, заняв Знаменку; второе — наши части (соединения 33-й армии) 22 января выходят в район Темкино, им поставлена задача связаться с вами; третье — Белову оказать помощь частью сил, примерно двумя батальонами; четвертое — во что бы то ни стало прекратить движение войск противника по большаку Юхнов-Вязьма». По решению командира полка 1-й и 2-й батальоны 201-й вдбр под общим командованием капитана Суржика направлялись в район Ключи для последующего наступления на Людиново. Пройдя по тылам противника, отряд Суржика занял несколько сёл, уничтожив в них вражеские гарнизоны, и 28 января в деревне Тыновка соединился с конниками генерала Белова. Тем временем остальные подразделения десанта (так называемая «группа Солдатова») вместе с партизанами удерживали захваченный район. 22 и 23 января они несколько раз пытались атаковать Знаменку, но были отбиты превосходящими силами противника. 1-й батальон 250-го полка атаковал станцию Угра на магистрали Брянск-Вязьма, занимаемую подразделениями 365-го немецкого резервного пехотного полка, и в двух местах разрушил большие участки железнодорожного полотна. 3-й батальон 250-го полка и часть 1-го батальона 201-й вдбр блокировали шоссе Юхнов-Вязьма, препятствуя движению войск противника. Однако Знаменка, являвшаяся крупным опорным пунктом на этом шоссе, всё ещё оставалась в руках противника — несмотря на возобновление ожесточённых атак в ночь с 29 на 30 января.

Для завершения окружения вяземской и юхновской группировок немецких войск было решено выбросить новые воздушные десанты. С этой целью в оперативное подчинение командующего Западным фронтом был передан 4-й воздушно-десантный корпус генерал-майора А.Ф. Левашова. Разработка плана высадки и организация всей операции возлагалась на штаб ВДВ РККА. Для высадки корпуса было выделено 65 транспортных самолётов и 30 истребителей прикрытия, однако фактически в распоряжении десантных войск оказались только 80 машин: 22 самолёта ТБ-3 из состава 23-й авиадивизии, 39 транспортных машин ПС-84 и 19 истребителей — четыре звена из 402-го истребительного авиаполка ПВО и отдельная группа двухмоторных истребителей Пе-3 из состава 9-го отдельного бомбардировочного авиаполка (последние вели дальнюю разведку в интересах операции). Для размещения этих сил и в качестве исходного района операции отводились три аэродрома в районе Калуги, в 180-200 км от места высадки.

Решение о проведении операции было принято ещё 17 января, первоначально она была намечена на 21 января. Однако направленный в Калугу по железной дороге 4-й воздушно-десантный корпус задержался в районе Алексина из-за взорванного моста через Оку и в район сосредоточения к нужному времени не прибыл. Поэтому дата высадки была перенесена на 27 января.

Тем временем корпус генерала Белова 26 января наконец-то прорвал оборону 40-го танкового корпуса противника, на следующий день пересёк Варшавское шоссе, вышел в долину рек Попольта и Ресета и двинулся к Вязьме. С востока сюда же наступали части 33-й армии, нащупавшие брешь в немецкой обороне, а с севера двигались подразделения Калининского фронта. В прорыв возле Сычевки были введены 29-я армия и 11-й кавалерийский корпус, устремившиеся на юг. Уже 27 января подразделения 11-го кавкорпуса вышли к Минскому шоссе и железной дороге на Смоленск западнее Вязьмы. Образовался «слоёный пирог», окружение грозило уже основным силам группы армий «Центр» — 9-й и 4-й танковой армиям.

4-й воздушно-десантный корпус имел следующие задачи: 8-я вдбр — высадиться в районе Озеречня, занять оборону на рубеже Реброво-Градино-Березники и не допускать отхода противника на запад; 9-я вдбр — высадиться в районе Горяиново-Ивановка-Попово, оседлать шоссе и не допустить подхода противника с запада; 214-я вдбр — вместе с отдельным танковым батальоном и артдивизионом десантироваться в районе Высоцкое-Плешково- Уварово и оставаться в резерве корпуса.

Таким образом, подразделения корпуса высаживались в далеко отстоящих друг от друга пунктах и возможность быстрого установления связи между ними оставалась весьма сомнительной. Для разведки и обеспечения высадки в 16 часов 27 января, то есть за полтора часа до выброски основных сил, в районах десантирования было высажено 7 диверсионных групп по 20-30 парашютистов. Кроме того, несколько групп было выброшено для установления связи с группой Солдатова (201-я вдбр и 250-й сп) и 11-м кавкорпусом.

Из-за малого количества транспортных самолётов высадка соединений корпуса производилась поочерёдно. Первым высаживался 2-й батальон 8-й бригады, имевший задачу подготовить снежный аэродром для принятия остальных частей бригады. Однако из-за ошибки пилотов он был выброшен не у Озеречни, а в 15 км южнее, в районе деревни Таборье. Выброска проводилась в один заход, с большой высоты, поэтому десантников разбросало на очень большом пространстве (до 20-30 км). К утру 28 января в район сбора вышли только 476 человек из 638 сброшенных.

В ту же ночь, пользуясь слабостью советской ПВО в районе Калуги, вражеская авиация силами 24 самолётов Ju-88 и Мe-110 совершила налёт на один из аэродромов сосредоточения десанта. Было уничтожено 7 самолётов ТБ-3, один истребитель и склад горючего. В последующие ночи налёту подверглись все аэродромы, с которых должен был десантироваться 4-й воздушно-десантный корпус. Ранее этими аэродромами пользовалась немецкая авиация, и немцы отлично знали их расположение, подходы и особенности обороны.

В таких условиях до 2 февраля было десантировано только 2323 десантника из состава 8-й вдбр и 34 400 кг груза. Выброска парашютистов производилась на большой площади, поэтому в районы сбора вышли только 1320 человек, а 1003 человека (43% высадившихся) в бригаду так и не пришли. Не получая донесений от командования бригады, штаб корпуса был вынужден устанавливать с ней связь путём посылки разведывательных самолётов Пе-3 и офицеров связи на лёгких машинах У-2, оснащённых лыжным шасси. Зачастую с помощью таких самолётов устанавливалась связь штаба бригады (некоторое время находился в деревне Андросово в 12 км южнее посёлка Алферово) с другими подразделениями бригады.

С выходом в район действий 8-й вдбр и группы Солдатова 1-го гвардейского кавалерийского корпуса десантники были переданы в подчинение генералу Белову. 2 февраля корпус генерала Белова подошёл к Вязьме, куда накануне вышли передовые части наступавшей с востока 33-й армии. Юхновская группировка противника, то есть ядро сил 4-й немецкой армии, командующим которой с 21 января вместо генерала Кюблера был назначен пехотный генерал Хейнрици, утратила связь на только с левым крылом армии, но и со своим тылом и фактически была окружена.

Однако сил удержать кольцо у советских ударных частей уже не было — из 28 000 человек, имевшихся в корпусе Белова на 10 января, к 7 февраля у него осталось не более 6000 бойцов. С 26 января в районе Шанского завода шли непрерывные бои — подразделения 4-й немецкой армии генерала Хейнрици пытались прорваться на север и соединиться с 4-й танковой армией генерала Руофа. В конце концов 3 февраля им это удалось — три дивизии 33-й армии (113-я, 160-я и 138-я) были отрезаны от основных сил фронта и заняли круговую оборону юго-восточнее Вязьмы. В последующие дни немецким войскам удалось восстановить линию обороны по Варшавскому шоссе и корпус Белова тоже оказался в окружении.

В этих условиях командование Западного фронта решило возобновить выброску в помощь частям 1-го гвардейского кавкорпуса и группы Солдатова оставшихся сил 4-го воздушно-десантного корпуса для оказания поддержки 50-й армии в прорыве фронта противника по Варшавскому шоссе и окончательном окружении юхновской группировки. В состав десанта должны были войти оставшиеся две бригады корпуса — 9-я и 214-я, а также последний батальон 8-й бригады. Местом высадки был назначен район восточнее станции Угра — место действия группы Солдатова и партизанского отряда полковника М.Г. Кириллова (к этому моменту насчитывавшего около 1200 человек). После высадки десант должен был наступать на юго-восток, выйти в район посёлка Песочня, заняв рубежи Куракино-Бородина-Подсосонки и Ключи-Тыновка-Леонова. В дальнейшем ему предписывалось нанести по противнику удар с тыла, выйти на Варшавское шоссе и соединиться с наступающими частями 50-й армии.

Командующий воздушно-десантными войсками КА в 1941–1942 годах

генерал-майор (позднее генерал-лейтенант) В.А. Глазунов

Руководство десантированием было возложено на командующего ВДВ РККА. Исходным районом операции назначался хорошо прикрытый силами ПВО московский аэродромный узел, место высадки отстояло от него на300 км. В операции участвовало 23 самолёта ТБ-3 и 41 самолёт ПС-84. Из-за малого количества машин высадка вновь осуществлялась группами на протяжении нескольких ночей. При этом из состава первой группы в 20 самолётов ТБ-3, вылетевшей в ночь на 17 февраля с батальоном 214-й вдбр, 19 машин не нашли района высадки и вернулись обратно Один самолёт выбросил десант, но эти парашютисты с бригадой впоследствии так и не соединились и сведений о них больше не поступало. На следующую ночь в этом же районе с 12 машин ПС-84 было выброшено 293 человека и 32 тюка с вооружением.

В течение следующей недели десантирование частей 4-го воздушно-десантного корпуса осуществлялось каждую ночь. В ночь на 19 февраля всеми транспортными самолётами типа ПС-84 и тяжёлыми бомбардировщиками ТБ-3 было произведено 89 самолёто-вылетов, выброшено 538 человек и 96 тюков груза. В ночь на 20 февраля высадка была особенно массовой — в тылу противника высадился 2551 человек. В следующую ночь выброска десанта была ограниченна в связи с ухудшением погоды (туман, высота облачности 300-400 м). Несмотря на это, вылеты совершили 37 экипажей, было выброшено 476 человек и 73 тюка с вооружением. В ночь на 22 февраля высадка опять была массовой — десантировано 1676 человек. 23 февраля высадилось 1367 человек, 24 февраля было произведено 38 самолёто-вылетов и выброшено 179 десантников. На этом высадка корпуса завершилась.

Всего с 17 по 24 февраля для выброски воздушного десанта было произведено 612 самолёто-вылетов, из них 443 — успешных, не вернулись с боевого задания 3 экипажа. За это время было высажено и выброшено 7373 человека и 1524 тюка с боеприпасами, вооружением, продовольствием и различным имуществом.

Однако из-за разброса на большой площади сборы корпуса проходили медленно. В первые дни собралась только половина личного состава корпуса, а 30% десантников так и не соединились со своими подразделениями — часть из них пропала без вести, часть действовала в качестве партизан. В ходе высадки авиация противника оказывала сильное противодействие. 23 февраля при атаке немецким истребителем Ме-110 самолёта ТБ-3 со штабом корпуса погиб командир 4-го воздушно-десантного корпуса генерал-майор А.Ф. Левашов. Однако пилоту удалось посадить тяжелоповреждённую машину на снег и спасти остальных десантников. В командование корпусом вступил начальник штаба полковник А.Ф. Казанкин.

Лишь к 24 февраля корпус начал выполнение своей задачи. Однако наступление велось медленно — противник успел подтянуть к месту высадки свои резервы и оборудовать оборонительные позиции. Только 27 февраля частям корпуса удалось захватить деревню Ключи в 10 км севернее Варшавского шоссе, на следующий день они вышли на рубеж, назначенный для встречи с 50-й армией. Однако части 50-й армии успеха практически не имели и на Варшавское шоссе так и не вышли. Линия фронта на этом участке стабилизировалась вплоть до весны 1943 года, когда немцы оставили Ржевско-Вяземский выступ.

Одновременно с Вяземским десантом имело место частное применение воздушно-десантных подразделений в районе Ржева. Во время прорыва окруженной возле Оленино немецкой группировки из состава 9-й армии в свою очередь была окружена часть сил 29-й армии Калининского фронта. Для оказания им помощи было решено высадить в этом районе воздушный десант в составе одного батальона 204-й вдбр в составе 425 человек под командованием лейтенанта П.Н. Белоцерковского. Исходным пунктом десантирования был один из аэродромов Калининского аэроузла, местом высадки назначался район сёл Мончалово и Окороково, где держали оборону подразделения 29-й армии.

Выброска парашютистов и грузов осуществлялась в ночь на 17 февраля с самолётов ТБ-3. Однако из-за того, что район окружения не превышал в диаметре 4 км, значительная часть парашютистов приземлилась вне его. Всего в указанном районе было сброшено 312 десантников, еще 38 человек по ошибке десантировались в своем тылу (возле Старицы), а 75 бойцов прыжок не совершали и были привезены обратно. Из осуществивших успешную высадку в расположение 29-й армии пробились только 166 человек, при этом одной из групп десантников удалось уничтожить вражескую артиллерийскую батарею. Неделю спустя, в ночь на 24 февраля, подразделения 29-й армии прорвались в юго-западном направлении и соединились с частями 39-й армии.

В последующие дни продолжались тяжёлые и в основном безрезультатные наступательные бои. Лишь 27 февраля частям 9-й бригады удалось захватить крупное село Ключи в 7 км от Варшавского шоссе. Здесь был разгромлен штаб 12-го пехотного полка немцев, взяты большие трофеи (в том числе 50 лошадей и до 200 повозок); общие потери противника составили 600 человек. В последующих боях частям 214-й бригады удалось продвинуться ещё на пару километров, заняв село Горбачи, однако на этом наступление заглохло. С начала марта корпус перешёл к обороне на фронте в 35 км, практически параллельном фронту 50-й армии за Варшавским шоссе. Общие потери двух бригад корпуса к этому моменту составили 1200 человек убитыми и ранеными.

К 5 марта 1942 года в боевом составе корпуса (без 8-й вдбр и тылов) числилось 2484 человека, 7 противотанковых 45-мм орудий, 16 82-мм и 22 50-мм, а также 93 37-мм миномёта, 39 противотанковых ружей, 126 ручных пулемётов, 707 автоматов и 1276 винтовок. К этому моменту корпус обеспечивал восточную, южную и юго-восточную границы обширного района южнее Вязьмы, занятого советскими войсками. На севере и северо-востоке этого района оборонялась группа Белова, на западе (где противник был слабее) действовали партизаны, поддерживаемые отдельными кавалерийскими частями. Восточнее Белова находилась 33-я армия, однако в первых числах марта она была окончательно отрезана от основной нашей группировки и в дальнейшем действовала самостоятельно (за исключением 329-й стрелковой дивизии, включённой в состав группы Белова).

С этого момента корпус действовал как лёгкая стрелковая часть, вынужденная выполнять несвойственные ей задачи — вместо диверсионных действий в слабо защищённом тылу противника пытаться прорывать позиционный фронт.

На 15 марта в боевом составе двух бригад корпуса насчитывался 2001 человек, число 82-мм миномётов увеличилось до 18, но остальных стало гораздо меньше (14 50-мм и 8 37-мм). Противотанковых ружей осталось всего 13, зато в корпусе появилось 6 противотанковых 45-мм пушек. На этот же момент в группе Белова имелось 6250 человек, 5160 лошадей, 24 орудия калибром 76 мм, 13 противотанковых пушек (из них две трофейных 37-мм) и 61 миномёт разных калибров.

Ставка не оставляла надежд использовать действующую в немецком тылу группировку советских войск для перелома обстановки под Вязьмой и дальнейшего наступления против флангов и тыла группы армий «Центр». В 4:00 22 марта 1942 года командование Западного фронта отослало омандующим 43-й, 49-й, 50-й и 5-й армий директиву за № 048/оп: «1. Ставка Верховного Главнокомандования указывает, что ликвидация ржевско-гжатско-вяземской группировки противника затянулась, 1-й гв. кавкорпус, западная группировка 33-й армии и 4 вдк продолжают оставаться изолированными от всех тылов и других армий фронта.

Ставкой приказано:

1. Разгромить ржевско-вяземско-гжатскую группировку противника и не позднее 20 апреля выйти и закрепиться на прежнем нашем оборонительном рубеже по линии Белый, Гуляшево, Дорогобуж, Ельня, Снопоть, Красное.

2. Ближайшая задача Западного фронта — общими усилиями 43, 49 и 50-й армий не позднее 27.3 очистить от противника пути подвоза 33-й армии и группы Белова, соединиться с ними и в дальнейшем уничтожать группировку противника в районе Раляки, Милятино, Вязьма.

Справа — 5-я армия завершает прорыв сев.-вост. Гжатска с задачей не позднее 1 апреля овладеть Гжатск, после чего ударом на Вязьма содействовать 33, 43, 49 и 50-й армиями в уничтожении противника под Вязьма. Слева — 10-я армия, активно обороняясь, обеспечивает фланг 50-й армии на рославльском направлении».

Противник тоже хорошо понимал, насколько опасная для него сложилась ситуация. Для наступления на советскую группировку с юга в тыловой полосе 4-й немецкой армии была создана специальная «группа Хаазе» под общим руководством начальника тыла группы армий «Центр». В группу вошли 211-я пехотная и остатки 10-й и 11-й танковых дивизий. Операция, получившая кодовое название «Мюнхен», имела следующие задачи:

1. Уничтожить партизанские силы южнее железной дороги Сухиничи — Смоленск и деблокировать Ельню.

2. Наступать на север вдоль железной дороги Киров — Вязьма и во взаимодействии с немецкими войсками в районе Вязьмы рассечь и в дальнейшем уничтожить советскую группировку севернее дороги Сухиничи — Смоленск.

18 марта «группа Хаазе» перешла в наступление. 211-я пехотная дивизия действовала в направлении на Ельню, части 10-й и 11-й танковых дивизий наступали на Вязьму против сил 4-го воздушно-десантного корпуса. Атакой в полосе 9-й бригады немцы заняли село Пушкино, поставив 4-й батальон 214-й бригады в районе села Ключи под угрозу окружения. Батальон был вынужден оставить Ключи и отойти западнее села Куракино, причём в нём осталось всего 30 человек.

20 марта с разрешения командующего фронтом десантники спрямили линию своей обороны, отойдя на рубеж станция Вертерхово, Богородицкое, Акулово, Пречистое, Куракино, Новинская Дача. На этот момент боевая численность корпуса сократилась до 1483 человек при четырёх противотанковых пушках, пятнадцати ПТР, десяти 82- и восьми 50-мм миномётах.

Однако на этом немецкое наступление прекратилось — противник тоже выдохся. 25 марта Жуков докладывал Сталину: «…Части 4 вдк отбили атаки противника, пытавшегося захватить Куракино. В положении частей корпуса за день изменений не произошло.

…Изменений в положении частей группы (Белова) не произошло. Отряд в составе кавполка и 300 человек пехоты сосредоточен в Бол. Еленка. Разведкой в направлении Сизово уточняется положение противника для активных действий отряда в этом направлении».

Таким образом, наличие в немецком тылу крупной организованной группировки советских войск с артиллерией и танками (у Белова имелись даже отремонтированные тяжёлые KB) не только дезорганизовало коммуникации группы «Центр», но и отвлекало значительные немецкие силы. Это уже само по себе оправдывало решение на проведение операции без достаточного её обеспечения, принятое в конце января командованием Западного фронта.

31 марта, командование 1-го гвардейского кавалерийского и 4-го воздушно-десантного корпусов получило от штаба Западного фронта задание — подготовить новую операцию для соединения с войсками 50-й армии, которая 5 апреля начала новое наступление против 40-го моторизованного корпуса 4-й немецкой армии на Варшавском шоссе.

В течение следующего месяца боевых действий в связи с распутицей и разливом рек практически не велось, воздушно-десантный корпус и группа Белова продолжали занимать прежние позиции. Были созданы посадочные площадки, на которые совершались регулярные рейсы самолётов с «Большой земли» — в том числе даже тяжёлых ТБ-3. Обратными рейсами вывозились раненые — только с площадки в районе Большого Вертова было эвакуировано 1209 человек. С середины мая эвакуация по воздуху прекратилась, однако до этого момента удалось вывести около 3000 человек.

В это время командование Западного фронта вновь начало готовить наступательную операцию 50-й армии, в связи с чем 9 мая в расположение группы Белова на самолёте прибыл начальник оперативного отдела штаба фронта генерал-майор С.В. Голушкевич. Однако операция так и не состоялась.

На середину мая 1942 года 4-й воздушно-десантный корпус насчитывал 2300 человек кадровых бойцов, 1700 партизан, а также около 2000 раненых и больных. В корпусе имелось 7 противотанковых пушек, 37 ПТР, 34 батальонных 50-мм миномёта.

В ночь на 26 мая группа прорвала кольцо окружения и двинулась в направлении Кирова, действуя по немецким тылам.

24 июня 1942 года остатки корпуса (десантники и кавалеристы), в количестве 2800 человек, вышли на соединение с войсками 10-й армии Западного фронта.

Место высадки передовых отрядов 8-й воздушно-десантной бригады

1 ответ к “18 ЯНВАРЯ – 75-ЛЕТИЕ СО ДНЯ НАЧАЛА САМОЙ КРУПНОЙ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ ВЯЗЕМСКОЙ ВОЗДУШНО-ДЕСАНТНОЙ ОПЕРАЦИИ”

  1. М.М.Гафурова:

    Молодцы! Большое спасибо за историческую память!
    Мой папа, Никитин Мстислав Фаустович, участвовал в том десанте в составе 1-го батальона 8-й бригады 4-го воздушно-десантного корпуса. На первом групповом снимке — он с папироской, ему было тогда 18 лет. Он — один из немногих выживших в том пекле. Дошел до Берлина, был 5 раз ранен, награжден двумя орденами Красного Знамени, Отечественной войны 1 степени, многими медалями.
    О подвигах наших отцов надо помнить!


Оставить комментарий

Авторское право © 2017 Союз Десантников Крыма.